War in Ukraine



Up-to-date information on our Facebook page - https://www.facebook.com/Falangeoriental

Nuestros Principios del Nacional-Justisialismo Сristiano >>>

¡Una nación es lo mejor en que se convierte un pueblo!
¡El nacionalismo es la forma más elevada de patriotismo de un pueblo unido en un solo estado!
¡Nacionalismo es imposible sin justicia social!
¡La justicia social es imposible sin un nacionalismo cristiano!
¡Nuestra hermosa herencia y nuestro excelente futuro son las dos bases de nuestro presente constructivo!
¡La dignidad humana, los derechos humanos y la libertad humana solo son posibles en el estado nacional de justicia social!
¡La democracia es la participación de los ciudadanos en su destino común! ¡Y la capacidad de protegerla!
¡Por la libertad, la dignidad y la democracia!
¡Por el honor de la familia, el trabajo bendito y la patria sagrada!
¡Y que Dios, la Virgen María y todos los santos de la Iglesia cristiana nos ayuden en esto!
Jefe Supremo de la Falange Oriental de las Juntas Ofensivas Social Cristianos (FO de las J.O.S.C.)
***
Нация - это то лучшее, чем становится народ!
Национализм - это высшая форма патриотизма народа, объединенного в единое государство!
Невозможен национализм без социальной справедливости!
Социальная справедливость невозможна без христианского национализма!
Наше прекрасное наследие и наше превосходное будущее - две основы нашего конструктивного настоящего!
Человеческое достоинство, права человека и свобода человека возможны только в национальном государстве социальной справедливости!
Демократия - это соучастие граждан в своей общей судьбе! И способность её защищать!
За свободу, достоинство и демократию!
За честь семьи, благословенный труд и священное Отечество!
И да поможет нам в этом Бог, Дева Мария и все святые христианской церкви!
Верховный вождь Восточной Фаланги Хунт Социал-Христианского Наступления (FO of J.O.S.C.)

4 окт. 2020 г.

Китти Сандерс: "Весна Харпы" и партийное строительство в Чили

Утверждение, будто бы чилийская Правительственная хунта удерживала монопольное положение на политическом поле и до самого конца своего существования запрещала политические партии, является довольно распространённым. И очень несправедливым. Предлагаю вашему вниманию небольшой анализ политической жизни в Чили времён военного режима*.

С начала военного режима вокруг него вращались несколько интеллектуально-политических групп, которые предлагали милитарес свои социально-политические и экономические проекты. Первоначально симпатии Пиночета были на стороне гремиалистов - группы философов, социологов и интеллектуалов, преимущественно из Католического университета Чили, которые считали "деполитизацию масс" и переориентирование их на добровольные экономические взаимоотношения друг с другом - решением проблемы коммунистической угрозы. Иными словами, гражданам предлагалось уйти из любого рода партийной политики (сами партии запрещались, а властно-экспертно-политические функции переходили в руки гражданских технократов, профессионалов и военных). Взамен граждане получали право на свободное создание социально-экономико-профессиональных гильдий («гремиализм» собственно и переводится как «гильдизм», gremio переводится как гильдия, или цех), а государство, в свою очередь, максимально устранялось из сферы экономических взаимоотношений между этими субъектами. 

Важно упомянуть, что военные не запрещали социальные объединения; более того, в официальном документе Национальной канцелярии общественного развития под названием "Общественные организации и национальное восстановление" прямо заявлялось, что закон 16.880 от 1968 года был и остаётся фундаментальным документом, регулирующим взаимоотношения государства и гражданских организаций.

Организации делились на два типа: "территориальные" и "функциональные". К первым относились juntas de vecinos ("соседсоветы") - соседские, либо районные советы - барриальные организации, которые, собственно, управляли жизнью в собственных районах, решали местные проблемы, занимались развитием культуры быта и коммуницировали с властью более высокого уровня. Ко вторым относились Центры материнства, Центры отцовства, спортивные организации, центры культуры-искусства, кооперативы и т.д. У граждан было право создавать через посредство соседсоветов группы, союзы, федерации и конфедерации. При этом juntas de vecinos по закону обладали правосубъектностью, могли самостоятельно взаимодействовать с властями разного уровня (а не просто слать отчёты в одностороннем порядке, занимая низшую ступень во властной иерархии), и являлись серьёзной, организованной сетевым образом, децентрализованной силой, крепко стоявшей на земле.

Министерство внутренних дел внесло несколько важных поправок в этот закон с целью воспрепятствовать проникновению террористов в районные советы, а также для снижения уровня коррупции. Поправки были следующие:

- Все juntas de vecinos были обязаны зарегистрироваться и предоставить данные о себе (название, устав, местоположение, названия-имена и род занятий участников, юридический адрес и т.д.) До сих пор многие подобные организации функционировали сами по себе и к началу 70-х были повально инфильтрованы ультралевыми боевиками и кубинцами, которые вели активную пропаганду среди молодёжи. В остальном они были бесполезны: "Существуют бесчисленные общественные организации, в особенности молодёжные, которые не обеспечивают даже базовые потребности их собственных участников" (цитата Рауля Корреа Лабры, начальника Отдела социального развития МВД.)

- "Соседсоветы" отныне должны были предоставлять правительству примерный годовой план социальных-инфраструктурных-санитарных-иных работ.

- Создавались uniones comunales, объединявшие целые группы juntas de vecinos, которые помогали соседсоветам в решении бюрократических проблем, а выше стояли Спецкомиссии по труду, задачей которых было - контролировать бюрократов из свежесозданных юнионов, следить за соблюдением планов и, самое главное - выступать гарантами прав рабочих. Спецкомиссии предписывали каждому соседсовету создать механизм для подачи жалоб и обеспечивали эффективные действия и ответы на эти жалобы. Любая жалоба должна была быть рассмотрена в течение 15 дней с момента поступления. Спецкомиссии и юнионы следили за тем, чтобы жалобы не "клались под сукно" и чтобы местные коррупционеры не могли отмывать деньги, создавать фейк-планы, фейк-соседсоветы, и были вынуждены соблюдать права рабочих и удовлетворять нужды граждан.

Неформальным главой гремиалистов был чилийский философ и социолог Хайме Гусман Эррасурис, ненависть левых к которому была настолько велика, что они убили его уже после ухода военных из власти - в 1991 году. Аугусто Пиночет некоторое время находился под влиянием идей Гусмана; их отголоски можно найти в книге чилийского лидера "Política, politiquería y demagogia" ("Политика, политиканство и демагогия"). 

До 83-го гремиалисты были более или менее в фаворе, однако, после сильнейшего экономического и политического кризисов, гражданских протестов, Правительственная хунта изменила тактику и стратегию. Её симпатии перешли к группе технократов и прагматиков во главе с Серхио Харпой, который осуществил либерализацию общественной жизни, убедил военных отменить запрет на "политизацию масс" и запустил процессы партийного строительства. В это же время цензура... нет, она не была отменена - скорее, она стала неактивной. Неформалы во всех смыслах этого слова чувствовали себя спокойно, к середине 80-х в стране начался расцвет фанзин- и метал-культуры, а в 1985 году в Сантьяго прогремел международный фестиваль тяжёлой музыки «Death Metal Holocaust», который с точки зрения консервативных католиков был вполне «дьявольским». В правительстве**, где процесс замены "мундиров" "пиджаками" шёл с конца 70-х***, всё уверененнее побеждали гражданские. Чилийская "оттепель" получила название Primavera de Jarpa - "весна Харпы".


Серхио Онофре Харпа был опытным политическим тяжеловесом с мощным аграрным и националистическим-народническим бэкграундом, и он доверял народу гораздо больше, чем гремиалисты.
Его "антикоммунистический послужной список" впечатляет. В молодости он состоял в националистической Аграрной рабочей партии, которая поддерживала Карлоса Ибаньеса - одного из трёх ключевых деятелей латиноамериканского Третьего пути (двое других - Хуан Доминго Перон и Жетулиу Варгас). Затем он стал одним из основателей правой Acción Nacional (1963), которая объединяла консерваторов, аграриев, национал-капиталистов и членов запрещённого Национал-синдикалистского революционного движения - интереснейшей, но малоизвестной организации, которая совмещала идеи испанских фалангистов с идеями чилийского национализма, логотип которой, на мой взгляд, является настоящей дизайн-бомбой.

Харпа поддерживал характерную для латиноамериканской Третьей позиции концепцию Patria Grande (не будем на ней останавливаться; у меня уже практически готова статья о концепции PG) и был сторонником сближения Чили и Аргентины по проекту Хуана Перона. Сам аргентинский лидер считал, что альянс Аргентины, Бразилии и Чили сделает Континент практически неуязвимым для неоколониалистских, агрессивных иностранных посягательств любого типа. Харпа участвовал в создании правой Национальной партии и правонационалистического Acción Nacional в 60-е, состоял в активной оппозиции режиму Альенде в составе коалиции Confederación de la Democracia. При Пиночете он продолжал гнуть свою солидаристскую линию на сближение консервативных масс аграриев и рабочих с национальной интеллигенцией, военными и "аристократией". 

Гремиалисты, которые в отчаянии наблюдали, как рушится их проект "деполитизированного общества", в котором большой политикой занимаются закрытые экспертные клубы, в срочном порядке основали Unión Demócrata Independiente (UDI) — правоконсервативную партию, которая должна была стать площадкой для всех сторонников и симпатизантов режима и задавить конкурентов. Единой партии, впрочем, не получилось, поскольку хунта оказалась... слишком законнической и фанатично институционалистской: раз было решено разрешить партии, значит, пусть чилийцы создают партии, закон превыше всего, никто не стоит над законом - гремиалисты в том числе.

В 1983 году в стране началось массовое партийное строительство. Множество политических партий появлялось и исчезало, и они, по чилийской традиции, вступали в самые широкие коалиции и альянсы****. У подобной тактики, помимо того, что она исторически свойственна чилийцам, были и прагматические основания: многих людей разных взглядов объединяло неприятие политики генералов. Ужиться в одной партии они вряд ли смогли бы, а состоять в коалиции — запросто. Так, например, самой широкой оппозиционной группировкой была Alianza Democrática, в которую входила масса людей из старых чилийских партий, от

социалистических до правоцентристских. Демократический Альянс устроил первый митинг огромных масштабов (около полумиллиона человек) в Сантьяго. Это разозлило консерваторов, часть военых и сторонников жёсткой руки, Харпа в 1985 году был снят с должности министра внутренних дел и... создал собственную партию Frente Nacional del Trabajo (Национальный трудовой фронт), а в дальнейшем стал одним из основателей и творцов дискурса правой партии Renovación Nacional, член которой, Себастьян Пиньера, уже дважды стал президентом Чили. В команду Renovación Nacional влился и другой политик, начавший собственную партинйную деятельность правого толка во время Весны Харпы - Андрес Алламанд, лидер Movimiento de Unión Nacional, основанной в 1983 году. Алламанд, кстати, был министром обороны в правительстве Пиньеры во время его первого президентского срока и был одним из кандидатов в президенты в 2013 году от Renovación Nacional.

Радикальные левые создали несколько коалиций, таких как Bloque Socialista и Movimiento Democrático Popular (Народно-демократическое движение). Первый просуществовал всего пару лет, с 1983 по 1985, а MDP, появившееся на свет в том же 1983, оказалось более живучим и «кусачим». Несмотря на то, что в руководство MDP входили коммунисты, члены террористической MIR и даже знаменитый левый радикал Ансельмо Суле, вице-президент Социалистического интернационала, милитарес и правительство соблюдали собственные законы — они не стали запрещать деятельность альянса и стоически претерпевали.

Однако на зычно подавших голос левых немедленно набросились гремиалисты. Группа юристов, в том числе Хайме Гусман, Симон Йевенес (убитый ультралевыми в 1986) и Пабло Лонгейра***** — влиятельный чилийский политик, тоже выдвигавшийся кандидатом в президенты страны в 2014-м, но снявший кандидатуру из-за проблем со здоровьем, забросали Конституционный суд жалобами на MDP. Весь процесс занял довольно долгое время, несмотря на то, что правые юристы активно продавливали идею запрета организации. Лишь в 1985 существование коалиции было признано неконституционным, однако она продолжала существовать подпольно до 1987 года, после чего влилась в новый левый альянс под названием Izquierda Unida.

В качестве ещё одного опровержения уверждений о "тотально несвободном, угрюмом и цензурном чилийском режиме" можно назвать очередное детище Весны Харпы - Partido Humanista, основанную в 1984. Гуманистическая партия придерживалась левых, гуманистических и экологистских взглядов, а её сооснователь и активист, известнейший и супер-экстравагантный музыкант и шоумен Флорсита Мотуда, активно «кусал» власть с экранов телевизоров.

Таким образом, хунта сдержала своё слово — отмена запрета на партийность не была пустым звуком, и, несмотря на сопротивление гремиалистов, сторонников жёсткой позиции и возвращения к милитаристским истокам, партии и коалиции с самого начала Весны образовывались и активно действовали. Некоторые из них подвергались преследованиям, но легко уходили от них, переходя из блока в блок, перемещаясь в регионы и т.д. Очевидно, что реально жестокий, цеплявшийся за власть, агрессивный режим легко раздавил бы всю оппозицию за пару месяцев. А уж за убийства собственных функционеров и покушение на президента... Предоставлю русскоговорящему читателю пофантазировать самостоятельно: представьте себе нечто похожее в современной России (пятисоттысячный антиправительственный митинг с сожжёнными полицейскими "стаканами", стрельба из пистолетов и армейских винтовок (свеженьких, из братской Перу и с Кубы) по полиции и чиновникам, стрельба из гранатомёта по государственным деятелям высшего ранга) и представьте себе реакцию режима на такое. Когда вам в следующий раз будут рассказывать о невыносимых условиях в пиночетовской Чили - помните, что тамошняя "невыносимость" была буквально в несколько раз легче и либеральнее того, что существует сегодня в РФ (про СССР я даже не стану упоминать - такая оппозиция там просто перестала бы существовать физически.)

Подведём итоги. «Весна Харпы» сыграла очень важную роль в либерализации обстановки в Чили и, дав гражданам выплеснуть недовольство и усталость, предоставила хунте новую порцию легитимности - на сей раз не провиденциально-националистической (спасение Родины от коммунизма), а уже "демократической". Кроме того, Весна сыграла важную роль в реконструкции гражданских политических институтов и внесла огромный вклад в бескровный, мирный и практически образцовый транзит власти от милитарес к гражданским. Выполнив свой долг, отстроив государственные институты, сконструировав рыночную экономику и оформив Конституцию, военные отдали честь, сказали: "Misión cumplida" - и удалились, сопровождаемые противоречивыми криками: "Слава!" и "Позор!".

================

*Я избегаю частого использования термина "Чили Аугусто Пиночета", поскольку Пиночет никогда единолично не управлял страной; Правительственная хунта была коллегиальным органом, которая опиралась на гремии и гражданских технократов; президентский пост тоже не предполагал тиранических единоличных полномочий. Фраза о том, что в Чили "ни один лист не шелохнётся без его ведома", которую часто подают как "свидетельство беспредельной, тиранической власти Пиночета", в действительности была обращена к членам правительства и полностью звучала так: "Секретари и субсекретариаты постоянно информируют меня о том, что происходит в правительстве, здесь даже лист не шевелится без моего ведома". Проще говоря - этой фразой он пугал обленившихся или вороватых чиновников.

** Существует ошибочное смешение понятий "Правительственная хунта" и "правительство Республики Чили 1973-1989 гг". Правительственная хунта была высшим регулирующим органом и состояла всего из четырёх человек - командующего армией генерала Аугусто Пиночета Угарте, командующего Военно-морскими силами адмирала Хосе Торибио Мерино Кастро, командующего Военно-воздушными силами генерала Густаво Ли (позднее заменённого на Фернандо Маттеи), и главы Корпуса карабинёров (полиции) - Цесара Мендосы Дурана. При этом, разумеется, в стране продолжали функционировать министерства, секретариаты, существововали, соответственно, министры, секретари, алькальды и т.д.

*** Например, в 1978 году министром внутренних дел стал адвокат и профессор права Серхио Фернандес, заменивший на посту генерал-лейтенанта Сесара Рауля Бенавьедеса; в том же 1978 контр-адмирала Луиса Ниеманна Нуньеса сменил историк и преподаватель Гонсало Виаль Корреа, который стал новым министром образования; генерала карабинёров Марио Маккая Харакемаду заменил Альфонсо Маркес де ла Плата, президент Национального общества сельского хозяйства; министром юстиции в 1975 стал Мигель Швейцер Спейски, потеснивший представителя Корпуса карабинёров Уго Мусанте Ромеро, и так далее.

**** В связи с этим можно вспомнить любопытный случай из истории женского анти-альендевского Сопротивления начала 70-х. В 1972 году в Чили организовался Poder Femenino — своего рода правофеминистский координационный комитет, который организовывал и проводил антигосударственные протесты, продумывал стратегию, собирал средства на поддержку «родственных» анти-альендевских протестных организаций. Эта жёстко антикоммунистическая организация объединила неожиданно широкие слои женщин - против Альенде плечом к плечу работали представительницы и от левой Izquierda Radical, и от крайне правой Patria y Libertad!

***** Интересно, что именно Пабло Лонгейру активно поддержала наиболее последовательная про-пиночетовская и провоенная организация в Чили — Корпорация 11 сентября, позиционирующая себя как патриотическую и пиночетистскую. Она же сняла нашумевший документальный фильм "Пиночет", вызвавший ненависть и погромы со стороны левых. С фильмом вы можете ознакомиться по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=kZI_j7oIGIY

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интеграция

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция
Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.