Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интеграция

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

16 мая 2019 г.

Андрей Окара: Российские споры об украинской политике - это разговоры евнухов о женской бане

Галина Остаповец, «Деловая Столица» (полный вариант) 
С политологом Андреем Окарой мы обсудили самые актуальные вопросы российской и украинской политики. Почему новый президент и Верховная Рада готовы сожрать друг друга? Почему Вакарчук — это Гамлет? Почему Россия еще натерпится от «новых россиян» из ЛДНР? Как восстановить украинскую экономику и как остановить украинскую эмиграцию? Чего ждать от Кремля? На Донбассе — Война или Мир? А также: развалится ли Россия? И главное: кто будет следующим Путиным? 

— Многие российские либералы не скрывают, что завидуют демократическим выборам президента в Украине. Ведь в России при Путине таких выборов даже невозможно себе представить? 
— Да, лично мне российские разговоры об украинской политике, а за последние пять лет — это главный жанр и тема номер один российского общественно-политического телерадиовещания, напоминают разговоры евнухов о женской бане.
Президентские выборы не оставили в России равнодушным никого: у одних предвыборная кампания вызвала священный ужас, у других — священный восторг. Мол, у нас кандидаты не могут друг другу на голову ушаты дерьма привселюдно на стадионе выливать — упаси Бог! Есть Лидер Нации — и он не клоун! И, глядя на украинский хаос, мы готовы простить нашей родной власти всё: и повышение пенсионного возраста, и бедность, и «суверенный интернет», и ответственность за начальников, и безнадегу, и аресты за мирные митинги — как 1 мая в Санкт-Петербурге, и тюремные сроки за перепосты в соцсетях, и всё остальное. Лишь бы сохранялась стабильность!
Среди «либеральной интеллигенции» встречаем иную модель описания реальности: у нас нет и в ближайшие десятилетия и не будет конкурентных, прозрачных, демократических выборов — остается лишь завидовать Украине. По опросу оппозиционного радио «Эхо Москвы», 66% опрошенных хотели бы, чтобы Россию возглавлял такой человек, как Зеленский, 25% — не хотели бы.
Ведь в России сначала ты становишься президентом, а потом тебя «избирают» — на безальтернативных выборах, на которые никаких Навальных не допускают и которые, по сути, являются ритуалом для легитимизации существующего политического режима.
Иначе говоря, можно сказать, что Украина и Россия — это не просто различные типы политической системы, но противоположные, взаимоисключающие. Именно поэтому россияне считают украинцев какими-то «неправильными» и «смешными» — махновцами, безбашенными козаками, анархистами, отрицающими необходимость государства. И это взаимно: украинцы тоже считают россиян «неправильными» и «унылыми» — ордынцами, молящимися на тоталитарное или авторитарное государство и поклоняющимися «фараону».

— Сложилось впечатление, что Кремль спокойно наблюдал за предвыборной кампанией в Украине, не прибегая к серьезным провокациям. Почему так? 
— А зачем провоцировать конкурентов, когда они и сами себя достаточно эффективно уничтожают? После выборов сторонники Зеленского и Порошенко продолжают воевать — продолжаются взаимные обвинения, унижения, монологи о мини-баре в «турецком отеле» и т.п. Одни хотят, чтобы Зеленский распустил поскорее Верховную Раду и назначил досрочные президентские выборы уже летом — чтобы набрать побольше мест в парламенте, ведь разочарование в нем и его партии неотвратимо и обусловлено объективными обстоятельствами. Другие наоборот — изысканно, я бы даже сказал, креативно тянут с его инаугурацией и хотят ограничить президентские полномочия, а также заблокировать в Раде назначение министров по «президентской» квоте, генпрокурора и т.д.
Да, конечно, и так тоже выглядит политическая конкуренция. Но подобное противостояние может привести к хаосу, неопределенности, системному кризису и даже утрате государственности, на что очень надеются многие российские наблюдатели. Какие-то знаки примирения и возможности сотрудничества Зеленского и Порошенко служат показателем зрелости украинской политической системы и ответственности этих политиков и их окружений. Сам Зеленский молодец, что пошел на встречу с главами парламентских фракций и что демонстрирует открытость и риторическую креативность.
Обратите внимание: в России внешняя угроза заставляет сплотиться вокруг царя, вождя или президента. А в Украине — наоборот: украинское государство и в XVII веке, и в 1918 году, и в последние десятилетия проваливается именно потому, что внешняя угроза приводит к росту внутреннего антагонизма. И нередко эти самые партии «25%» и «73%» зовут себе на помощь иностранных «друзей», которые прикидываются овцами, но вскоре оказываются волками и вдохновенно разрывают Украину на куски.
Кстати, для эффективного развития политической системы не помешало бы изменение формата выборов в Верховную Раду: пропорциональная система с открытыми списками, упразднение мажоритарных округов, возможность создания избирательных блоков из нескольких партий, понижение проходного барьера с 5% до 1–3% и т.д. Это всё повысит конкуренцию и политическую динамику, снизит влияние олигархических групп, выкинет из политики феодалов районного уровня, годами избирающихся от «прикормленного» мажоритарного округа где-нибудь в глухой провинции.
— Как вам кажется, Кремлю приятнее иметь дело с Порошенко или Зеленским? На кого они делали ставку во втором туре выборов? 
— Им, конечно, приятнее иметь дело с Медведчуком, но так не бывает. Если говорить об официальной России, т.е. о Кремле, Смоленской площади (МИД РФ) и Останкино, то было впечатление, что ставка на выборах делалась на кандидата по имени Господин Хаос. Занятно было наблюдать, как во втором туре российские пропагандисты не имели своего очевидного кандидата, поэтому случилось замешательство. Очень многие прокремлевские спикеры проговорились: одни говорили, что в выборе «наркоман против запойного алкоголика» лучший кандидат для России — это Порошенко, потому что это приведет к быстрому развалу Украины. Другие высказывались, что для России лучше Зеленский — в таком случае развал страны тоже гарантирован, но пройдет он болезненнее и иным путем — с песнями и танцами. Третьи цитировали Шекспира: «чума на оба ваших дома!»
Тем не менее, сложилось впечатление, что всё-таки кремлевским и останкинским спикерам больше хотелось Порошенко: он привычнее и понятнее. Можно еще пять лет трындеть про «киевскую хунту», «нацистов» и «переворот на Майдане». Но называть «нацистской хунтой» Владимира Зеленского несколько сложнее. Кстати, интересно, есть ли еще где-нибудь в мире, кроме Израиля, такой тандем, как Зеленский и Гройсман?
— Есть тезис, что Кремль в недоумении от выборов в Украине — мол, украинцы избрали человека, который никогда не был в политике. Какие теперь будут стратегии у Путина в переговорах с Украиной? 
— Похоже, в Кремле еще не до конца придумали, какие у них будут стратегии работы с президентом Зеленским, но его уже начали прощупывать на прочность — чтобы не расслаблялся. Правда, прощупывают бейсбольной битой: речь о двух указах Путина об упрощении приема в гражданство РФ жителей ЛДНР, жителей остальной Украины, имеющих в РФ вид на жительство, и уроженцев Крыма. Это первый рычаг воздействия на Зеленского.
Правда, сразу же последовало разъяснение от Пенсионного фонда РФ, что подобное гражданство не предполагает никаких пенсий пенсионерам (только если они переедут в РФ), а их там до 1 млн. человек. Кстати, писатель и «герой ДНР» Захар Прилепин первым проговорился, что бланки паспортов в большом количестве в приграничные районы Ростовской области завезли еще полтора месяца назад — когда о победе Зеленского можно было только гадать. То есть речь идет о создании политической инфраструктуры, которая может облегчить вторжение на Донбасс — мол, мы защищаем граждан России! Как это было в Абхазии и Южной Осетии в 2008 году. С одной стороны, раздача паспортов — это суверенное право любой страны, тут нет нарушения российского законодательства (в отличие от паспортизации жителей Крыма в 2014 году). Но с другой стороны, — это война. Раздача паспортов — как новая составляющая российско-украинской гибридной войны. Ну и еще один неявный нюанс: выдача российских паспортов на Донбассе, а также в России — проживающим там гражданам Украины, — это увеличение электоральной базы Путина и «Единой России» миллиона на три. Хотя, подозреваю, в течение ближайших двух-трех лет эти «новые россияне» создадут Российскому государству столько проблем, что придется серьезно пожалеть о «паспортизации» ЛДНР. Вообще, Украина — такая вязкая и проблемная для соседей субстанция, что воистину — лучше не связываться! Все нынешние проблемы России начались с Крыма и Донбасса.
У Кремля есть еще второй тщательно подготовленный «рычаг» против Зеленского (и Украины в целом) — это бензин, дизтопливо и уголь, от поставок которых страна критически зависима. Кремль достаточно методично на протяжении пяти лет выдавливал Беларусь как поставщика нефтепродуктов с украинского рынка. Теперь есть возможность ограничить эти поставки, что в краткосрочной перспективе приедет к резкому росту цен в Украине вообще на всё-всё-всё. Что будет дальше — можно пофантазировать, но это будут унылые и даже трагические фантазии.
Третий «рычаг» — это пленные украинские моряки, слушания по делу которых начались в Международном трибунале ООН по морскому праву в Гамбурге 10 мая, а также Сенцов, Сущенко и ряд известных узников. Кремль мог сделать красивый жест, направленный на взаимопонимание и хотя бы частичную «перезагрузку» отношений, начав их освобождение или обмен на журналиста Кирилла Вышинского. Но пока, как мы видим, об этом и речи быть не может. Подозреваю, что моряков обменяют или выпустят в разгар парламентских выборов — чтобы это воспринималось как личная заслуга Медведчука, Бойко и партии «За життя».
— Скажите, в Кремле действительно думали, что Юрий Бойко имеет перспективы стать президентом? 
— Вроде об этом не мечтали даже самые большие оптимисты и те, кто совсем не разбирается в украинской политике. Но многие продолжают надеяться на реванш партии «За життя» на парламентских выборах. Им нужна фракция в Верховной Раде, которая будет блокировать невыгодные Кремлю инициативы (ЕС, НАТО) и эксплуатировать соответствующие информповоды: об «уничтожении русского языка», о «нацизме», о необходимости «дружбы с Россией», о «гражданской войне» на Донбассе и т.д., и т.п.
В России просто катастрофа в понимании украинской политики. Главным коммуникатором и интерпретатором украинской темы был и продолжает оставаться Виктор Медведчук, но, похоже, он больше запутывает, чем распутывает. Украина — главный провал российской внешней политики за последние десятилетия и главная причина внутрироссийских и внешнеполитических бед.
Впрочем, в Украине есть основания радоваться этому факту — невозможно представить, что бы сейчас осталось от страны, если бы в Кремле адекватно воспринимали украинские реалии и эффективно планировали политические и военные операции против Украины.
— По Вашему мнению, у Зеленского получится наладить диалог с Кремлем? 
— А о чем Зеленский и украинская власть в целом может договариваться с обитателями Кремля? Причины для разговора нет — от слова «совсем». Ну можно подписать еще один Будапештский меморандум — в надежде, что на сей раз не «кинут» и ничего не «отожмут». О Крыме с Россией при живом Путине говорить невозможно. О Донбассе — только как о «троянском коне», с помощью которого кремлевские стратеги хотят колбасить и потрошить Украину на расстоянии.
Есть только одна тема, на которую можно разговаривать с Кремлем: это полная или частичная капитуляция Украины: «На колени — и в империю!» — как говаривал Жириновский. Но для любого правителя Украины поддержание беседы на подобную тему с Кремлем, т.е. согласие на прямые переговоры с Донецком и Луганском, согласие на введение международной миротворческой миссии только на разделительную полосу, исполнение некоторых пунктов Минских соглашений, особый статус ОРДЛО, отказ от интеграции в ЕС и НАТО, а также любые пророссийские символические действия — это самоубийство. За последние годы понятие «ядро гражданского общества» в Украине серьезно трансформировалось: из мутных «грантоедов», худосочных девушек и молодых людей, прошедших модные тренинги в западных фондах, оно превратилось в сообщество серьезных и ответственных людей среднего возраста, многие из которых имеют боевой и волонтерский опыт и для которых словосочетание «ответственность за страну» имеет вполне конкретное наполнение и нередко подкрепляется огнестрельным фактором. И именно это гражданское общество является гарантом преемственности внешнеполитического курса страны — от Порошенко к Зеленскому.
Ну а переговоры между РФ и Украиной по экономической, финансовой, газовой, нефтяной тематике могут вести премьер-министры, вице-премьеры, профильные министры или главы госкомпаний.
— Есть ли перспективы улучшения российско-украинских отношений в обозримом будущем? 
— Думаю, в ближайшей перспективе есть вероятность их ухудшения — вплоть до активизации боевых действий на Донбассе уже этим летом (разумеется, хочу ошибаться!). До многих и в России, и в Украине за пять лет еще не дошло, что с это не какие-то временные недоразумения, вызванные тем, что кто-то из российской или украинской власти затеял фаллометрию или сошел с ума. Это системный конфликт, вызванный всей логикой исторического развития обеих стран. Просто до поры до времени российско-украинские противоречия можно было игнорировать, снижать, направлять в созидательное русло. Но отход России от имперских принципов в сторону восточной деспотии, возврат к логике развития времен Ивана Грозного и Сталина одновременно, а также трансформации в американо-европейско-российских отношениях привел к тому, что карточный домик европейской и даже общемировой безопасности рухнул. Я понимаю: тема российско-украинских отношений крайне болезненна для всех россиян и украинцев. Но именно подобная вовлеченность и эмоциональная окрашенность мешает взглянуть на эти отношения трезво и отстраненно.
Россия, точнее, Кремль, сам загнал себя в эту западню: теперь сложившийся «статус кво» по Крыму и Донбассу являются залогом существования Российского государства. Именно поэтому нет никаких надежд на изменение ситуации на Донбассе, а разговоры о мире и о Минском процессе — это своеобразный риторический ритуал. Увы, но похоже, что кого-то с этой войны вынесут вперед ногами — то ли Россию, то ли Украину: какое-то из двух государств может прекратить свое существованию в нынешнем виде. Не исключено, что оба.
— Возможен ли украинский сценарий победы Зеленского повторится в России? Ургант, Галустян, еще кто-нибудь? 
— Да-да, самый популярный прикол в интернете после победы Зеленского — это картинка, на которой Путин говорит Галустяну: «Даже не думай!» Хотя, конечно, Галустян — это вовсе не российский Зеленский, а, скорее, российский «Зеленский навыворот». Российский юмор и политическая сатира существуют в условиях отсутствия политической конкуренции, поэтому они не высмеивают, не обижают и не критикуют власть, а наоборот — хвалят ее, превозносят, рассказывают, что «Путин снова всех переиграл». Об этом в начале 2017 года даже был резонансный доклад Центра стратегических коммуникаций НАТО «Stratcom», штаб-квартира которого находится в Риге, проанализировавшего юмористические программы российского «Первого канала» и пришедшего к выводу, что российский околополитический юмор — это не средство политической конкуренции, а «мягкое» орудие Кремля.
Российский Зеленский — это вовсе не Ургант, не Галустян, не Светлаков, не Петросян, не Шнур, не «Камеди-клаб» и даже не Михаил Евдокимов, который полтора года успел побыть губернатором Алтайского края, а потом трагически погиб. Может быть, отчасти — ироничный и искренний Семен Слепаков. Но в России после закрытия сатирической программы «Куклы» в конце 2002 года нельзя шутить, иронизировать и стебаться над властью. Точнее, можно, но необидно, редко и не всем. Российский Зеленский — это, скорее, Ксения Собчак, т.е. медийная персона, которая на российских президентских выборах в прошлом году была главным оппонентом Путину и собрала 1,68% — против путинских 76,69%. Сравните эти цифры с уже официальными 73,22% и 24,45% и, как говорится, почувствуйте разницу.
— Есть ли у Зеленского шансы качественно изменить Украину и превратить ее в процветающую страну, в которую захотели бы реинтегрироваться и Крым, и Донбасс? 
— Перед Владимиром Зеленским сейчас стоит нереально сложная задача. Не просто что-то изменить в стране, но, фактически, перезагрузить ее, перезапустить механизмы власти, создать мощный модернизационный толчок и условия для развития экономики. Перепрыгнуть лет на 20 вперед.
И тут старые методы не подойдут. Тут нужна новая философия государства, новое понимание «общего блага», опора на креативный (в широком смысле слова) класс. Перед Украиной стоят такие угрозы и проблемы, которые никак невозможно решить при помощи старых лекал — например, либеральных или либертарианских. Новый политический режим будет успешным только в том случае, если они будут мыслить не догмами — например, приватизировать всю госсобственность, снять мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения и т.д. А если будет искать такой формат регулировки государственной машины и законодательства, при котором людям будет выгодно работать и зарабатывать в Украине, при котором повысится уровень передела продукции, при котором повысится наукоемкость производства, при котором в актуализируются такие ценности, как доверие, прозрачность, субсидиарность, «органическая солидарность», кооперация, взаимопомощь, самоограничение элиты во имя общенациональных интересов. Если эти морально-этические принципы солидаризма станут основой новой экономической идеологии, станет возможным «украинское экономическое чудо».
У Зеленского нет и не будет большой профессиональной команды, способной взять всю полноту ответственности за страну. У него иной путь: ему необходимо стать гарантом модернизации Украины и гарантом консолидации различных элитных группировок и экспертных сообществ — модератором, способным интегрировать в управленческую команду представителей самых разных политических сил — людей профессиональных, ответственных и минимально ангажированных.
Вообще, перед украинским политическим классом стоит задача превратить Украину в субъекта политического и экономического развития, а это, учитывая исторический бекграунд, вековую несубъектность, отсутствие державного мышления, очень и очень непросто. Государство должно изменить свою функцию — из «бандита» и «потрошителя» превратиться в партнера всех тех социальных слоев и групп, от которых зависит конкурентоспособность Украины.
Вообще, от Зеленского логично было бы ожидать таких трансформаций, при которых выгодоприобретателями экономического развития станет креативный класс, а не феодалы (олигархи, коррумпированные политики и чиновники), — как это есть сейчас.
— Нужно ли для подобных трансформаций менять структуру исполнительной власти? 
— Сложный вопрос, но, как минимум, одну инновацию стоило бы реализовать сразу. Вот в текстах, порожденных Зеленским в последние недели, а это уже особый жанр политической риторики, есть упоминание (в переписке с Маргаритой Сичкарь) о перспективности создания в Украине Министерства Счастья — как в ОАЭ. Идея экстравагантная, но бесполезная — кстати, в недавно опубликованном Докладе ООН о счастье Украина занимает 133 место из 156 стран. Что-то подобное хотела создать в России Валентина Матвиенко, но это уже запахло Оруэллом, поэтому тему решили замять.
Но я о другом. В нынешней Украине было бы крайне необходимо Министерство Будущего. Проект такого министерства я и мои коллеги разработали три года назад, в 2016-м, но не как Министерство Счастья и хорошего настроения, а как Министерство инновационного развития. Мы полагали, что для нового премьера Гройсмана и нового Кабмина нужны яркие инновации, которые премьер и его правительство смогут зачислить себе в актив.
А Украине нужна «точка опоры», которая могла бы сдвинуть страну с «мертвой точки» экономического и технологического упадка и запустить развитие. Работа на перспективу могла бы повысить конкурентоспособность страны. Разумеется, речь идет не о создании еще одной бюрократической институции — такой орган должен оптимизировать, а не усложнять менеджмент и сосредоточить в одном управленческом контуре принятие решений, от которых зависит конкурентоспособность страны в сфере экономики XXI века. А в современной украинской политической элите полно людей с мутной компетенцией, называющих себя экономистами и юристами, но практически нет ни тех, кто предметно разбирается в технологиях постиндустриального уклада, ни тех, кто компетентен в индустрии XX века — «красные директора» типа Кучмы или Азарова уже стали политическими пенсионерами.
Министерство Будущего могло бы стать «точкой сборки» новой Украины — точкой консолидации всех здоровых сил в украинской власти, обществе и экономике, инструментом прорыва в новый технологический уклад, эффективным лифтом вертикальной мобильности для нового поколения амбициозных управленцев и политиков.
Три года назад мне и моим коллегам не удалось найти единомышленников во власти, хотя многим идея понравилась. Интересно, удастся ли сейчас?
Вообще, Украину необходимо воспринимать не как несчастную сырьевую деиндустриализированную недо-страну или как «аграрную сверхдержаву» — таких не бывает, а как уникальную экспериментальную площадку, как место возможного прорыва в будущее. Именно такой была логика революции 2014 года, но, к сожалению, украинскому интеллектуальному классу не хватило интеллектуальной мощи осмыслить и концептуализировать этот процесс, а украинскому политическому классу не хватило воли и энергии заняться перезагрузкой страны, а не усугублять деградацию. Если деградация не будет переломлена, страна окончательно превратится в сырьевую колонию, в отстойник, в хоспис, в котором останутся лишь старики и неудачники, потому что молодые и энергичные выедут в другие страны — на сей раз безвозвратно и вместе с детьми.
— Недавно Святослав Вакарчук вроде бы заявил о своих политических амбициях. Как вы оцениваете его шансы? 
— В очередной раз — то ли заявил, то ли не заявил. То ли идет, то ли не идет. Вакарчук — настоящий Гамлет украинской политики! Его колебания стали уже отдельным самостоятельным сюжетом. Но если бы он пошел на президентские выборы, как разделился бы электорат оптимистов — между ним и Зеленским и кто бы тогда победил — сложнейший вопрос. Да, Вакарчук похож на мальчика, который два года подряд кричит: «волки! волки!». Уже его симпатикам это надоело, конечно. Но пара шансов крикнуть про «волков» у него еще сохраняется. Если он грамотно обоснует свои парламентские абиции, если выберет компанию хороших людей, то восстановить свой рейтинг на уровне 6–10% он сможет.
Но у Святослава есть проблемный момент: его политика по-настоящему не интересует! Вот я недавно слушал по одному радио, как он, физик-теоретик по образованию, рассуждает о фундаментальных законах физики, черных дырах, квантовой механике, теории «большого взрыва», книжках Стивена Хокинга и т.д. — заслушаться можно! Потому что его это по-настоящему волнует и он в этом предметно разбирается! А вот о политике — он повторяет какие-то «общие места» из пересказов неолиберальных теорий. И политические попутчики у него пока что такие же — воспитанники американских западных программ, мыслящие в категориях «догоняющего развития».
— После украинских выборов в России заговорили, что Путин больше не будет принимать участие в выборах президента и уйдет так, как ушел Ельцин. Перед тем назначив себе приемника. 
— Путин еще задолго до украинских выборов дал понять, что не будет продавливать себя на третий срок подряд (по факту — на шестой) — это запрещено Конституцией РФ, и менять ее намерения нет. Сейчас в качестве приоритета рассматривается сценарий, при котором Путин становится главой Союзного государства России и Беларуси — отсюда такая активная динамика отношений между ним и Лукашенко, приведшая недавно к замене российского посла Михаила Бабича, который теперь, похоже, будет курировать в АП РФ российско-украинские отношения. Многие связывают с попыткой отбиться от российского влияния и недавний арест заместителя госсекретаря Совбеза Беларуси, друга семьи Лукашенко Андрея Втюрина. А для Путина есть еще одна технология преемничества — «по Назарбаеву», который ушел с президентского поста, но стал «Елбасы» — лидером нации.
— Кто будет вместо Путина? Медведев? 
— Существует несколько кандидатур и кадровых источников, из которых может вырасти новый приемник. Медведев — он надежный и уже однажды побыл в роли «Симеона Бекбулатовича». Многим кажется, что он лишен собственной воли и целеполагания, поэтому и остается идеальным премьером при президенте Путине. Ну а разоблачения его Навальным лишь повышают путинский рейтинг.
Шойгу — за него может «вписаться» армия. Рогозин — он шумный и пафосный. К нему много претензий по строительству космодрома «Восточный», но за ним пока есть лобби ВПК. Собянин имеет опыт успешной реконструкции Москвы — центр города теперь не узнать — преимущественно в хорошем смысле слова. Хотя с таким количеством денег, как в московском городском бюджете, несложно быть волшебником.
Есть еще целая плеяда молодых «опричников» — губернаторов, выходцев преимущественно из спецслужб, которым сейчас лет по 40 с чем-то, типажно похожих на «Петрова» и «Боширова», известных по скандалу с отравлением Скрипалей. Чаще всего в подобном контексте упоминают Дюмина, губернатора Тульской области. Считается, что именно он, будучи командующим Силами специальных операций РФ, сыграл важнейшую роль в спецоперации по аннексии Крыма. Ему же приписывается «эвакуация» Януковича из Украины в Россию. Сам Дюмин эту информацию отрицает. Но уж слишком угрюм и мрачен для преемника.
Передача власти — это всегда тяжелейшая политическая травма для России — часто на этих развилках возникают Смуты. Объективно, сейчас нет ни одной фигуры, сопоставимой по уровню легитимности с Путиным. И вырастание таких фигур жестко заблокировано. Поэтому в ситуации, когда Путин перестанет быть главой государства, Россию ждут очень жесткие и травматические времена: кризис механизма сменяемости власти, претензии к России от стран Запада, борьба различных группировок, у каждой из которых есть свой «преемник».
— Это может привести к распаду России? 
— Я бы не стал так далеко прогнозировать, замечу лишь, что жизнеспособность Российского государства постепенно падает. Я понимаю, что тема развала России очень популярна в украинском интеллектуальном сообществе — в укрнете она уже давно превратилась в мем. И это зеркально и взаимно: в России очень многие умные и не очень люди тоже ждут не дождутся, когда Украина развалится на много кусков, большая часть которых «приползет на пузе» под крыло «старшего брата» и еще прощения будет просить — мол, простите нас, «кастрюлеголовых майдаунов»! Кстати, развал Украины автоматически снимает с России обвинения со стороны международного сообщества по Крыму и Донбассу и прорывает изоляцию.
Не стоит обольщаться и возможностью дворцовых переворотов в РФ. Если проанализировать перспективы существования большинства широко известных людей из окружения Путина, то закономерность такова: без Путина им всем намного хуже, тяжче и проблемнее, чем когда Путин есть — пусть даже со всем грузом персональных санкций, невозможностью жить на широкую ногу на Западе и т.д. Как бы то ни было, Россия сейчас развивается инерционно, по нисходящей траектории и без шансов на инновации и модернизацию. Но с достаточным запасом прочности.
А перед Украиной с избранием Зеленского распахивается огромное окно возможностей. Запаса прочности почти нет, но есть энергия, пассионарность, кураж, эмоциональный позитив. Украина пока еще имеет совокупность факторов, чтобы стать «государством развития» (developmental state) — но есть ли у политического класса соответствующие амбиции? Каков будет КПД использования этих возможностей, вмененных ожиданий, чаяний, самообмана и т.п. — это главный вопрос к Владимиру Зеленскому. Но прикол в том, что он сам, похоже, не знает на него ответа.

Беседу вела Галина Остаповец, «Деловая Столица» (полный вариант) 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru