Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интергация

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

7 нояб. 2016 г.

Евгений Бестужев: Полвека свободной лиги

7 ноября — большой день в истории мирового антикоммунизма. Не обязательно «от противного». Ровно 50 лет назад, 7 ноября 1966 года, в Тайбэе была учреждена Всемирная антикоммунистическая лига (ВАКЛ). Появилась организация, твёрдо решившая покончить с коммунизмом. Знающая, как это сделать: «Перейти от защиты свободы к наступлению свободы». Прошло четверть века без одного дня — и 6 ноября 1991 года Борис Ельцин подписал в Москве указ о прекращении деятельности КПСС. Значит, нет ничего невозможного.

Бой за жизнь

Вспомним, как выглядела Земля полвека назад. На шестую часть суши раскинулся брежневский СССР. Шесть европейских стран были загнаны в Варшавский договор под управление брежневских вассалов. Самые озверелые сталинисты правили Албанией. Югославия фрондировала с «самоуправлением», но и там у власти находился Союз коммунистов.

В Западном полушарии укреплялся коммунистический форпост на Кубе. Кастровские спецслужбы и спецназы взяли в Кремле подряд на раскрутку войн и путчей от Перу до Конго. В арабском мире союзником СССР был тогда ключевой Египет, претенциозно называвшийся Объединённой Арабской Республикой. На Дальнем Востоке с ленинских времён контролировалась Монголия. Режим, подобный албанскому, свирепствовал в Северной Корее. Маоистский Китай превратился во второй центр мирового коммунизма.

Но главным полем боя была Юго-Восточная Азия. Многолетняя Вьетнамская война входила в апогей. Коммунистический режим Хо Ши Мина сделал ставку на силовой захват Южного Вьетнама. Президент США Линдон Джонсон назвал Азию полем битвы свободы с угнетением. Но уже расслаблявшееся в гедонизме и политкорректности американское общество не желало воевать за Сайгон. Левые круги инспирировали «антивоенное движение» за позорную капитуляцию. Это была не только азиатская, но и американская трагедия. «Американские юноши, испугавшиеся тягот вьетнамской войны, еще не выйдя из боевого возраста, могут лечь за саму Америку, но опоздано и бесполезно», — писал Александр Солженицын.


Сопротивление коммунизму, несомненно, оказывалось. Велась Холодная война в защиту базовых ценностей свободной цивилизации. Основную роль играла система НАТО. Запад был сильнее в военно-экономическом отношении, побеждал в технологическом соревновании. Неисчерпаем был идеологический потенциал западной стороны — просто потому, что жизнь в свободном мире лучше и привлекательнее для человека. Но до 1980-х годов стратегия западных правительств строилась на принципе «сдерживания коммунизма». Всего лишь. В крайнем случае — его «отбрасывания». Удержать свои рубежи и жить своей свободной жизнью. Не более того. Оборонить свободный Запад, а «Восток» пусть идёт своим тоталитарным лесом. Такой подход в схватке между жизнью и смертью нельзя назвать адекватным. Для такой войны обороны недостаточно.

Лишь постепенно, методом проб и ошибок мир начинал осознавать: свобода неделима. Пока тоталитарное угнетение царит хоть где-то, под угрозой остаётся весь мир. Тиранию и мракобесие надо уничтожить везде.

Грубые терапевты

С этой идеей и собрались в Тайбэе, столице Свободного Китая, создатели Всемирной антикоммунистической лиги. В новую Лигу объединились два международных антикоммунистических союза. Антибольшевистский блок народов (АБН) действовал с 1946 года. Эта была организация отчаянных хлопцев и дивчин из 14 стран, захваченных Кремлём. Сгруппировались в АБН подпольщики-националисты во главе с Ярославом и Ярославой Стецько. Методы у них были соответствующие, вплоть до уличных драк под окнами советских посольств.

Антикоммунистическая лига народов Азии (АЛНА) учредилась в 1954 году на иной основе. АЛНА создавалась при участии правительств Южной Кореи, Южного Вьетнама, Тайваня и Филиппин. Ли Сын Ман, Бао Дай, Чан Кайши, Рамон Магсайсай раньше других столкнулись с прямой коммунистической агрессией. Их преемники — Пак Чжон Хи, Нгуен Ван Тхиеу, Фердинанд Маркос и тот же Чан Кайши — старались максимально расширить отработанную систему отпора. К ним примкнул таиландский премьер Таном Киттикачон.

Лучшим антикоммунистическим соратником для АЛНА был, конечно, АБН. Установился экзотический альянс восточноазиатских правителей с восточноевропейскими подпольщиками. Вот он — настоящий и позитивный глобализм. Поучиться бы сейчас.

Первым председателем Лиги стал крупный политик чанкайшистского Гоминьдана доктор Ку Ченкан. В молодости он был коммунистом, учился в московском «Коммунистическом университете трудящихся Китая». Многое увидел, о многом подумал — и, вернувшись на родину, ушёл в Гоминьдан к Чан Кайши. Это, кстати, не уникальный случай. Упёртым коммунистом побывал даже сын Чан Кайши — Цзян Цзинго. Тоже жил в СССР, раскулачивал крестьян Подмосковья. А в 1937-м попал под замес НКВД, чудом ходатайством отца. После этого не раз повторял: «Мне можно не рассказывать, что такое коммунизм». Да и Пак Чжон Хи свою политкарьеру начинал коммунистическим подпольщиком. Из бывших коммунистов порой очень толковые люди получаются.

Закономерно, что ВАКЛ была создана на Тайване. Инициаторы Лиги прошли через жесточайшую схватку с маоистами в китайской гражданской войне. Материковый Китай был превращён в коммунистический концлагерь, и как раз в 1966 году Мао Цзэдун развязал «Культурную революцию», китайский вариант советского 37-го. Зверскими пытками «красные охранники» истребляли «врагов Председателя». И при этом грозились высадиться на Тайвань — остров свободы, показавший альтернативный путь развития китайской нации. Здесь был очаг страшной угрозы. И здесь нашлись люди, готовые её остановить.

Первые годы ВАКЛ занималась исключительно Вьетнамской войной. Но дела шли к поражению. Причём — не на поле боя! Ни одного крупного сражения сайгонцы и американцы не проиграли. Но в политике, в СМИ, в «общественном мнении» (которое формировалось либо советской агентурой, либо лево-либеральными «полезными идиотами») царил полный разгром. И тогда конференция ВАКЛ 1970-го в японском Киото поставила вопрос шире. Была разработана глобальная программа антикоммунистического противостояния. Не только на фронте в джунглях — везде: на улице, в прессе, в бизнесе... И тут же программа начала реализовываться.

«Вижу, группа левых радикалов проникла в этот зал, — сказал с трибуны ВАКЛ бизнесмен Рёити Сасакава, президент Всемирной федерации каратэ. — С удовольствием предлагаю им свою терапию. Но если пациенты не послушаются, лечение будет грубым». Так что напрасно некоторые потом жаловались на жестокость «Чёрной лиги». Всех предупреждали.

Напор мировой империи

Миролюбивый западный détente 1970-х по частям сдавал планету. Америка капитулировала в Индокитае. Южный Вьетнам покрылся лагерями, тысячи людей бежали в «акульих джонках», спасаясь от коммунистического перевоспитания. Попутно коммунисты захватили Лаос. Полпотовский кошмар обрушился на Камбоджу. Португальская революция 1974-го развязала руки местной компартии. Пять бывших африканских колоний Португалии попали под власть марксистско-ленинских партий. В Анголе коммунистов не удалось остановить даже полномасштабной войной с участием ЮАР. Прокубинские сандинисты пришли к власти в Никарагуа. Коммунистические перевороты совершились в Афганистане, в Эфиопии, на Гренаде.

Поразительно, но именно мещанин-гедонист Брежнев, не фанатичные демоны Ленин и Сталин, ближе всех подходил к цели мирового господства. «Государство, рождённое в октябре 1917 года, завершает восьмое десятилетие XX века как последняя мировая империя. Над советской зоной — от Кубы до Вьетнама, от Чехословакии до Анголы — никогда не заходит солнце», — писали Михаил Геллер и Александр Некрич в «Утопии у власти».

Западный мир был явно деморализован. Из Англии распространился по Европе капитулянтский девиз Бертрана Рассела: «Better red then dead» — «Лучше быть красным, чем мёртвым». Социал-демократическое правительство Западной Германии заводило партнёрские шашни с марксистской полицейщиной ГДР. Хельсинкские соглашения 1 августа 1975 года признали коммунистические захваты в Европе. Американская администрация Джимми Картера что-то бормотала о «правах человека» — к издевательскому хохоту советского агитпропа. Авторитетный в интеллектуальных кругах профессор Осакского университета Мичио Морисима основательно готовился в будущие «буржуазные спецы»: «Когда русские придут, встретим их спокойно с белым флагом в одной руке и с красным в другой. Даже под советской властью может быть создана социалистическая, но жизнеспособная экономика, если только мы достойно встретим поражение». В таком духе читал он лекции в Лондонской школе экономики.

Надежда оставалась на ВАКЛ. Практически все серьёзные контрудары трудного десятилетия были так или иначе связаны с этой структурой.

Волонтёры ответных ударов

Центр активности перенёсся из Юго-Восточной Азии в Латинскую Америку. Главным плацдармом антикоммунизма с 1954 года был Парагвай Альфредо Стресснера. Видными деятелями ВАКЛ стали президент Боливии Уго Бансер и президент Аргентины Хорхе Рафаэль Видела. Чилийский генерал Пиночет держался особняком — он не любил парамилитарной «самодеятельности» — но его спецслужба плодотворно сотрудничала с международным ультраправым подпольем в контртеррористической операции «Кондор». В Южной Америке образовалась прочная антикоммунистическая ось — заострённая против кастровской Кубы.

Особую роль играли антикоммунисты Гватемалы. Маленькая центральноамериканская страна превратилась в важнейший оперативный центр ВАКЛ. Юрист Марио Сандоваль Аларкон и журналист Лионель Сисниега Отеро создали боевую организацию «Мано бланка», которая нанесла кастровцам первое жестокое поражение. Было наглядно показано: стволами, взрывчаткой, нунчаками отлично владеют не только леваки и чекисты.

Гватемальский успех был развит в Сальвадоре, с помощью эскадронов майора Роберто д’Обюссона. В обеих странах действовала «Секретная антикоммунистическая армия». На неё ориентировались подпольные мексиканские «Текос», ночные из праворадикальных студентов.

Вот что интересно. Сандоваль Аларкон был аристократичным мафиози и убеждённым фашистом. Он даже носил клички «Обезьяна» и «Крёстный отец». Но Сисниега Отеро был типичным «ботаником», интеллигентом в очёчках. Между тем, именно он организовывал боевые группы, командовал уличными нападениями и рэкетировал плантаторов — чтоб раскошеливались на борьбу с коммунизмом. «Таким лидерам мы обязаны тем, что Гватемала не превратилась в Кубу. Сейчас политики меняют идеи как бельё. Тогда — искренне верили в свои убеждения и искренне боролись за них», — пишут теперь в Гватемале об антикоммунистах XX века. Но это к слову.

6 октября 1976 года таиландские правые наконец остановили коммунистическую экспансию в Индокитае на кровавом рубеже Таммасата. Сильная контратака была проведена и в Европе. Летом 1975-го ультраправые в союзе с социалистами и военными жёстко отбросили коммунистов в Португалии. Ударной силой выступила Португальская армия освобождения, тесно связанная с ВАКЛ и с европейской антикоммунистической сетью «Ажинтер пресс», во главе которой стояли француз Ив Герен-Серак и итальянец Стефано Делле Кьяйе.

Латиноамериканские, таиландские и португальские успехи показывали: коммунистическую экспансию можно остановить. Когда на это неспособны правительства, их дело сделают «волонтёры свободы» — так, что никому мало не покажется. «Мирное сосуществование с коммунистами невозможно. Обеспечение прав человека может быть гарантировано только торжеством антикоммунизма. Свободные народы приходят к осознанию того, что политика разрядки бессмысленна в условиях коммунистической агрессии», — объяснял наивному президенту Картеру мудрый Ку Ченкан. В общем, черта проведена, предел положен. Готовится контрнаступление. (Если, конечно, западная разрядочная элита со своим «мир, дружба, кукуруза» не будет слишком мешать.)

В апреле 1977 года ВАКЛ провела в Тайбэе X конференцию. Это был важный смотр сил, подведение промежуточных итогов и выработка оперативного плана. Председательствовал Ку Ченкан, основной доклад делал Сандоваль Аларкон. Газета Taiwn Today посвятила форуму очень характерную статью под названием «От слов — к делу».

«Быть сейчас антикоммунистом некомфортно и невыгодно, — писал обозреватель Лю Каншэн, один из ведущих журналистов Свободного Китая. — В Америке и Европе коммунизм сегодня законен и даже респектабелен. Знание врага, понимание зла и подлости не приносит большого удовлетворения. Но у антикоммуниста своя награда — убеждённость в величии борьбы, которую он ведёт. Его борьба — это борьба за жизнь, за всё, ради чего стоит жить. Против жутких сил, уничтожающих человеческую совесть, превращающих человеческое общество в бессмысленный муравейник».

Умные люди не только понимали ход истории, но и знали, как его ускорить. «Марксизм воюет против времени. Тенденции развития на нашей стороне. Ближайшие десять лет будут решающими. Дадут о себе знать разрушительные силы в самом марксистском царстве», — говорил на конференции 1977 года Отто фон Габсбург. Сын последнего императора Австро-Венгрии и активист ВАКЛ. Это было поразительно точное предвидение. Пройдёт двенадцать лет, и он вместе с венгерским реформатором Имре Пожгаи проведёт «Пан-Европейский пикник», с которого начнутся революции 1989 года.

Свобода не терпит ханжества

Сила ВАКЛ состояла не только в боевых формированиях и твёрдой решимости. Лига сформулировала идеологию. Подняла знамя, за которую многие готовы были на бой, риск и жертву.

Антикоммунизм понимался как орудие защиты свободы. Свобода же являлась положительным идеалом радикальных антикоммунистов. Не только система гражданских прав, политических институтов и конституционных норм. Свобода ВАКЛ — это воля как жизненная среда. Человек для воли рождён, коммунизм пытается её сковать, значит — смерть коммунизму! И если леволибералы путаются под ногами в этой священной войне — значит, в отвал и их. Слишком многое поставлено на карту, чтобы заморачиваться законностью и правами коммунистов. Да и люди в ВАКЛ собрались не те. В смысле, не правовые фетишисты и приверженцы толерантности.

«Мы, собравшиеся здесь свободные люди, обвиняем администрацию Картера в предательстве человечества!» — говорил Сандоваль Аларкон на конференции ВАКЛ в парагвайском Асунсьоне. «Никаких свобод врагам свободы» — в этом был эксклюзив Лиги. Как же это актуально сегодня, когда либеральные начётчики молятся на демократические процедуры, забывая о демократических ценностях! Вот уж воистину — «троянские ослы» на службе врагов демократии...

Был в идеях ВАКЛ ещё один принципиальный момент. О котором очень важно сказать. Вновь слово Марио Сандовалю Аларкону: «Мы боремся с двумя врагами. Первый — реакционные правительства, правящие с кнутом в руке. Второй — разрушители человеческих ценностей, чья система основана на демагогии, голоде и преступлениях». Со вторым всё понятно — агитпроп, Голодомор, ГУЛАГ. Но — первый? Дело в том, что ВАКЛ старалась опереться на средний класс, плебейство, маргинально-криминальные слои. Типичным боевиком был лабазник, студент, младший офицер, фермерский сынок, молодой люмпен, опытный гангстер. В общем, кадры адекватные коммунистическим партизанам. Эти люди, мягко говоря, не любили реакционную элиту «с кнутом в руке». К тому же толстосумы ещё и с коммунистами стали «вась-вась»! Отсюда сильные увлечения идеями «Третьего пути». Кстати, близкими к солидаризму...

Французская писательница Сюзанна Лабин собирала политологов на научные конференции. Эрцгерцог Отто Габсбург моделировал будущее единение Европы. Корейский пророк Сан Мун читал вдохновенные проповеди во имя любви и силы. Японский якудза Йошио Кодама организовывал каратистов-ниндзя. Чем занимались Стресснер, Видела, Пак Чжон Хи, можно не объяснять. О латиноамериканцах сказано выше. И всё это было — ВАКЛ. В Лиге каждый находил место для собственных навыков. «Дело общее, все помогли».

Но не будем лицемерить. Не мадам Лабин с её книгами, а сеньор Сандоваль с его пулями стал олицетворением ВАКЛ. Многое в деятельности Лиги выходило, что называется, за рамки правового поля. И это было естественно. Положим, советская метрополия коммунизма к тому времени перешла через послесталинскую оттепель в застойное гниение. По сравнению с ВКП(б) облик КПСС представлялся относительно вегетарианским. Но основные сражения Холодной войны шли в Третьем мире. А на фоне тамошнего коммунизма сам Сталин покажется толерантным миротворцем. Здесь не действовали договорённости и взаимные ограничения советско-американской дипломатии.

Антикоммунизм Латины, Азии и Африки был адекватен врагу. Здесь всё решалось насилием. По принципу Исраэля Гендса из «Острова сокровищ»: «Прав тот, кто выстрелил первым. Мёртвые не кусаются». Кому, как не русским антикоммунистам это понимать. Руководящий круг НТС отказался от антибольшевистского террора только в 1958 году — когда советские власти прекратили массовые репрессии. Тем более ВАКЛ не могла бороться с коммунистическим террором иначе как террором антикоммунистическим. Можно и нужно осуждать избыточную жесть «эскадронов смерти». Но нельзя абстрагироваться от объективной ситуации, в которой велась их борьба. Нельзя забывать, с каким врагом они имели дело. Скажем корректно: если контраргумент соответствует аргументу, то он оправдан и обоснован. А попросту говоря: не надо быть ханжами.

До победного

Позорная «разрядка» 1970-х кончилась Афганской войной и мирным восстанием Польши. Запад встряхнулся. В 1980 году президентом США был избран Рональд Рейган. «Шлю наилучшие пожелания всем, кто участвует в крестовом походе за свободу. Мы должны быть упорными и никогда не колебаться. Да благословит вас Бог», — писал великий Ронни приветствие очередной конференции ВАКЛ.

Американцы и прежде активно работали с Лигой. Чтобы всё стало понятно, достаточно назвать самого известного из американских активистов ВАКЛ: это Джон Маккейн. Участвовал в Лиге конгрессмен-демократ Ларри Макдональд, погибший 1 сентября 1983-го в южнокорейском «Боинге», сбитом советским истребителем (ходила даже конспирологическая версия, что весь инцидент Андропов срежессировал ради убийства Макдональда). Видную роль играл в Лиге профессор Гуверовского института Стефан Поссони — участник антинацистского Сопротивления в Австрии, потом стратег антикоммунистической Холодной войны во всём мире, один из авторов рейгановской СОИ. Шеф тайваньской резидентуры ЦРУ Рэй Клайн оперативно контактировал и с АЛНА, и с ВАКЛ.

Но до Рейгана это была самодеятельность. Настоящее системное сотрудничество пошло в 1980-х. Во главе ВАКЛ стал генерал Джон Синглауб. Личность прямо-таки символического уровня. Ветеран Корейской и Вьетнамской войн. Начальник штаба американских войск в Южной Корее. Близкий друг президента Пак Чжон Хи, одного из основателей Лиги. За эту дружбу был смещён Картером, чересчур озабоченным либеральной правозащитой. Получив кредит на Тайване, основал в США Совет за мировую свободу — фактически подразделение ВАКЛ.

Рейган открыто помогал антикоммунистическим бойцам Третьего мира. Основную ставку он делал на вооружённые повстанческие движения. 2 июня 1985 года афганские моджахеды, никарагуанские контрас, ангольская УНИТА, лаосские хмонги объединились в Интернационал Джамбори. Это были не только союзники, но в определённом смысле и конкуренты ВАКЛ. Ведь согласимся, партизанские движения и «чёрные эскадроны» не одно и то же. К тому же, именно при Рейгане и с его активным участием по миру прокатилась волна демократизации, затронувшая опорные пункты Лиги. Потеряли власть военные хунты в Чили, Аргентине, Уругвае, Бразилии, самоупразднился авторитарный режим Южной Кореи, был свергнут филиппинский президент Маркос, один из основателей ВАКЛ. Так что отношения Лиги с Ронни были вовсе не безоблачными. Но ситуативные трения не мешали главному — общему делу.

«Люди мира отвергли коммунизм и поднимаются против него. Доведём нашу борьбу до победного конца, уничтожим коммунистические режимы, освободим порабощённых и откроем новую эру свободы и демократии. Свобода и антикоммунизм победят», — провозгласил на тайбэйской конференции ВАКЛ в августе 1981-го президент Тайваня Цзян Цзинго, сын и преемник генералиссимуса Чан Кайши.

Лига наладила оперативное сотрудничество с повстанческими движениями Джамбори. В Коста-Рике боевики ВАКЛ из Движения свободы устроили запасной плацдарм для никарагуанских контрас. Американское отделение Лиги закупило для контрас военный вертолёт. Была учреждена структура на Чёрном континенте — Африканская организация за свободу и демократию. Через неё установились связи с мозамбикскими антикоммунистическими партизанами РЕНАМО и ангольским националистическим подпольем. Несколько труднее получалось с УНИТА — неистовый социалист Жонас Савимби был весьма разборчив в союзниках.

Конечно, не прошла ВАКЛ и мимо Афганской войны. Но тут из песни слова не выкинешь — одним из «связных» между ВАКЛ и моджахедами был Осама бен Ладен. Тут ничего не поделаешь: гитлеризм тоже громили в союзе со Сталиным.

Негаснущий факел

Результаты жёсткого курса сказались исторически быстро. Люди ВАКЛ никогда не сомневались в победе. Эта непробиваемая уверенность вообще была их очень характерной чертой. Но стремительность разгрома мировой коммунистической системы, наверное, впечатлила даже Сандоваля, Синглауба и Стецько.

В мае 1988-го Рейган победительным шагом прогуливался по Красной площади. Советские войска уходили из Афганистана, кубинские — из Анголы. Сандинисты повелись мирные переговоры с контрас и скоро потеряли власть. Коммунистические партизаны Гватемалы и Сальвадора прекращали войну и перелицовывались в социал-демократические партии. Давно был снесён коммунистический режим на Гренаде. В Пекине уже не думали о нападении на Тайвань. Присмирел в Пхеньяне даже Ким Ир Сен («Передайте мои наилучшие пожелания президенту Ро Дэ У»).

Самое же главное происходило в СССР. «Такой накал антикоммунизма не приходилось видеть нигде», — шокировались американские корреспонденты от Москвы 1990-го. История перестройки и история ВАКЛ — разные темы. Но всё-таки символично, что указ Ельцина, прекративший деятельность КПСС, был подписан ровно за день до 25-летия Всемирной антикоммунистической лиги.

Мир менялся. ВАКЛ побеждала. Очевидно, сколь существенна была роль этой организации и её идей в исходе главного противостояния XX века. Но, как часто бывает, победа означала конец. С крахом коммунизма становилась не нужна и организация непримиримых антикоммунистических бойцов.

Лига не исчезла. Она работает поныне. С 1990 года ВАКЛ переименовалась во Всемирную лигу за свободу и демократию (ВЛФД). Центр по-прежнему на Тайване, возглавляет ВЛФД депутат-гоминьдановец Яо Енчи. Отделения Лиги представлены по всему миру. С 1992 года отделение есть даже в России. Больше того, в августе 1994 года XXVI конференция ВАКЛ—ВЛФД проходила в Москве! Только кто об этом слышал? И неудивительно — ведь председательствует в российском отделении Гавриил Попов.

Между тем, делегаты были интересные. К примеру, Юрий Мешков, позабытый «президент Республики Крым» середины 1990-х. Или маршал Шапошников, последний министр обороны СССР (в августе 1991-го пригрозивший ГКЧП бомбардировкой Кремля). А с тогдашним председателем Лиги Чао Цзычи встречался тогдашний премьер-министр РФ Виктор Черномырдин. Вот как всё по-взрослому. Остаётся добавить, что связь с Гоминьданом предопределила ориентацию российского отделения ВЛФД на «Единую Россию». А как же? Две правящие партии... А Попов, если кто не в курсе, советник мэра Собянина.

Лига вообще стала неузнаваема. «Бешеных антикоммунистов», чанкайшистских политиков, американских оперативников, европейских подпольщиков и латиноамериканских боевиков сменили респектабельные политологи и правозащитники. Нет парамилитарных отрядов, нет акций прямого действия, нет сведений о взаимодействии со спецслужбами. На конференциях только и слышно, что о правах человека, повышении роли ООН и совершенствовании демократических процедур.

Объясняется метаморфоза элементарно: не те времена. Ведь объединяющей идеей ВАКЛ был антикоммунизм, который сейчас не слишком актуален. Кроме того, многих бойцов антикоммунистического фронта отталкивает толерантное толкование демократических ценностей. Современный Запад поставил внешнюю оболочку демократии, формально-процедурную составляющую выше глубинного сущностного содержания. Отсюда, кстати, «разброд и шатания» в среде правых и ультраправых антикоммунистов. Возмущаясь мультикультуральными изысками, политкорректным разложением, некоторые из них не могут остановиться. Додумываются до явного бреда: аж в Путине видят то союзника против исламской экспансии, то флагмана европейской патриархальности — и даже катят в Питер на «консервативный форум» путиноидов.

Но другое вселяет надежду. Сохраняются в ВЛФД тайваньские и южнокорейские традиции ВАКЛ. Каждый год 23 января отмечается Всемирный день свободы — возвращение из коммунистического плена солдат Свободного Китая. Председатель Гоминьдана Ма Инцзю зажигает символический Факел свободы.

Волна в новый век


Иногда ВАКЛ называли «авангардом Запада». И это верно, если понимать «Запад» не географически, а ценностно. Сэмюэль Хантингтон, автор теории модернизации, определил социально-политический прогресс как усвоение общественных форм, принятых в Западной Европе и Северной Америке. Он же ввёл понятие «глобальных демократических волн», которые через определенные исторические интервалы движутся с Запада на Восток.

Эти волны страшат восточную номенклатуру. Которая раньше правила под коммунистической, теперь под державно-имперской балалайкой. Пустопорожние рассуждения «у нас особая духовность», «мы самобытная цивилизация», «нам чужды западные ценности» — всё это, если говорить совсем начистоту, не более чем пропаганда бездарных коррумпированных чиновников, цепляющихся за свои кресла и шубохранилища. Идеология тех, кого даже Сандоваль Аларкон — скажем откровенно, тот ещё «демократ» — называл реакционерами, правящими с кнутом в руке.

История дала многообразные опыты демократического транзита в традиционных обществах. Хрестоматийны примеры Японии, Южной Кореи, Свободного Китая. Порой «западные зёрна», посеянные в восточную почву, дают всходы, лучшие, чем на самом Западе. Это даже особенно ценно, когда глобальная демократическая волна зарождается в незападном мире. Именно там формируются прочные организационные структуры, утверждающие ценности свободы, способные на жёсткий отпор тоталитаризму.

Сегодня такие организации особенно интересны и наиболее перспективны. Потому что лишены политкорректных предрассудков, свойственных западному миру. Старым демократиям Западной Европы и США есть чему поучиться у ветеранов ВАКЛ. Их опыт актуален, когда в повестку дня снова входит борьба с агрессией диктатур.

Погрязший в житейском благополучии Запад вновь не желает сражаться за свои ценности. Вновь готов финансировать милитаристские амбиции, покупая у Путина нефть и газ. Российская же либеральная оппозиция зациклена на формалистике «честных выборов» — стараясь не думать о том, кто и как будет выборы проводить.

Значит, нужна принципиально иная сила. Пусть не слишком озабоченная внешней оболочкой демократии, но проникнутая ценностным содержанием свободы. И обладающая политической волей свободу завоевать, защитить и утвердить. (В конце концов, в послевоенной Западной Германии сначала состоялся Нюрнбергский процесс, а уж потом выборы в бундестаг.) И будет логично, если в Россия такая организация станет частью международного фронта освободительной борьбы.

Возникнут ли в современном мире организации, подобные ВАКЛ? Структуры прямого действия, выходящие из правового поля. Вероятно, да. Путинский режим очень многое сделал для этого. Он распространяет по миру ложь, террор и коррупцию. Эта политика мало отличается от практики Коминтерна. На вооружение чекистской пропаганды приняты даже нейролингвистические инновации.

Репрессивное подавление российской оппозиции, контрреволюционная агрессия против Украины, ракетно-бомбовое подпирание Башара Асада — это кровавое политическое насилие, на которое неизбежно приходит ответ. Во всяком случае, организации российского и украинского сопротивления уже сравнивают себя с повстанческим интернационалом Джамбори.

25 лет назад казалось, что тоталитаризм повержен навсегда и свободе ничто не угрожает. Теперь мы увидели, сколь наивно было так думать и как ошибались те, кто сводил угрозу исключительно к коммунизму. Номенклатурный реванш поднимается на иных идеологических конструкциях — «духовных скреп» и «русского мира». От коммунизма они отличаются тем, что даже демагогически не претендуют на гуманизм и прогрессивность. Правит откровенный мрак, грязь и отстой. И за то, что это что всё это связывают с русским именем, им придётся отвечать отдельно.

Мудро сказал о советском коммунизме Владимир Буковский:

Режим несомненно был обречён, он не пережил бы конца века прежде всего потому, что основная его идея была абсурдной, противоестественной, „интеллигентской“. Но рухнул он все же благодаря тем, кто бросил ему вызов, кто отказался подчиниться его диктату, будь то в афганских горах или в Белом Доме, на Гданьских судоверфях или в Ватикане, в джунглях Африки или в советских тюрьмах. В конечном итоге — благодаря простым людям, отвергнувшим власть гнилой „элиты“ и на Востоке, и на Западе.
Так было в прошлом веке и так будет в нынешнем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru