Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интергация

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

12 февр. 2016 г.

Евгений Бильбо: Это вопрос борьбы за постиндустриальное будущее

Известный бизнес-консультант Евгений Бильбо о глобальных процессах в мире, о том, что происходит в США, что происходит в России, ради чего Россия ввязывается в войны, кому нужен жандарм в Азии, о причинах вражды с Турцией и почему большинству россиян отсюда «валить» уже поздно.


— Евгений Витальевич, как вы оцениваете геополитические итоги 2015 года?
— Финансовая аристократия ослабевает, корпоратократия потихонечку у нее перехватывает управление. Это и есть основное содержание текущего процесса. Корпоратократия — это люди, которые занимаются контролем и управлением рынками. Например, некая транснациональная корпорация занимается контролем рынков, брендингом, организацией производства по франшизе. А финансовая аристократия — это те ребята, которые завязаны на ФРС США, на европейский Центробанк, которые так или иначе в свое время смогли присвоить эмиссионные инструменты, за их счет пытались прибрать к рукам побольше собственности, и в какой-то мере им это удавалось.

К началу XXI века этот процесс дошел до уровня насыщения. Дальше их влияние не растет, и сейчас у них корпоратократия за счет своих организационных возможностей отбирает влияние. Потому что корпоратократия — это организационные технологии, а у ее противников — финансовые. Финансовые технологии все слабее управляют ситуацией в мире, организационные — все больше. Соответственно, влияние корпоратократии растет.

— А что с государствами?
— Государства тоже ослабевают, причем все. В нашей блогосфере и публицистике ругают власти российские за то, что они действует в противоположность интересам народа. В странах СНГ также ругают свои власти. Но то же самое происходит и в Европе, и в Америке. Если мы посмотрим их публицистику, там тоже ругают власти за то, что они действуют вразрез с интересами соответствующих стран и народов.

Идет процесс ослабления государств. Правящие бюрократии просто не могут принимать решения, которые, как кажется публицистам, соответствуют интересам народов. На самом деле бюрократия действует все больше в интересах корпораций, а корпорации заняты сейчас существенной перестройкой мира.


Ситуация на рынке нефти тоже была вполне предсказуема: вся история со сланцевой нефтью хорошо описана еще 10 лет назад, итоги ее были предсказаны. Сейчас этот сценарий заливания мира дешевой нефтью реализуется. Почему в России сланцевую революцию проморгали? Да потому, что ангажированные «аналитики» получали зарплату в «Газпроме», их обязанность заключалась не в том, чтобы обеспечивать безопасность компании, а в том, чтобы писать то, что приятно начальству. «Аналитики» говорили, что сланцевая нефть ни на что не повлияет, а она повлияла. Весь этот год мы будем иметь дело с плюс-минус 30 долларами за баррель, когда-то будет немного ниже, когда-то — немного выше. Измениться тренд может, я думаю, не раньше декабря.

— Почему не раньше декабря?
— За этим стоит определенная ситуация с рублем. Фундаментально посчитать курс рубля просто: берем цифру 3700 и делим на цену барреля, получается фундаментальная стоимость доллара в рублях — 120.

— 3700 — это что?
— Эмпирический коэффициент, выведенный за последние 15 лет. Это стандартная стоимость барреля нефти в рублях, приемлемая для российского бюджета.

— То есть доллар должен стоить больше 100 рублей сейчас?
— Да, в принципе, объективное соотношение доллара к рублю — 120. Но оно будет достигаться на длительных периодах. Но есть возможность качать рынок, есть большие резервы у Центробанка. Эти резервы надо перекачать в карманы конкретных товарищей. Для этого вводятся колебания, причем в самые неожиданные для публики моменты.

— Ваш прогноз: исходя из нынешних реалий, кто все-таки — или Клинтон, или Трамп — въедет в Белый дом?
— Нет, это я прогнозировать не буду, потому что вполне может быть, что избирательная кампания пойдет в другую сторону и вынесет на поверхность других людей. И вообще, возможен очень большой спектр вариантов, включая версию о том, что следующего президента США просто не будет. Этот вариант сейчас обсуждается в некоторых кругах.

— Это подразумевает распад страны?
— До распада, по крайней мере до оформления распада, еще долго, и будет ли он — неизвестно. Понятно, что на определенном периоде распадутся все государства, но необязательно, что это будут форсировать. В любом случае то ослабление государственности США, которое идет последние десятилетия, дошло до такого уровня, что его уже можно как-то оформить. Есть определенные силы, заинтересованные в приватизации инструментов силы, которые еще числятся за государством. С другой стороны, все-таки пользоваться бюджетом пока соблазнительно, бюджет еще пока какой-никакой есть. В любом случае спецслужбы уже приватизированы по отделам разными финпромгруппами: например, в ЦРУ руководство уже чисто номинальное. В Пентагоне пока еще не так, но в любом случае многие раскатывают губу на приватизацию флота США. А в какой форме — это и есть содержание нынешней избирательной кампании.

— Эта приватизация государства как такового только для Америки сегодня характерна? У нас с этим как?
— Россия немного отстает в этом процессе, поэтому распад государственности у нас еще не так далеко зашел, Россия лет на 15 - 20 отстает. В силу этого еще достаточно силен тотальный контроль, спецслужбы относительно едины, финпромгруппы достаточно слабые. Они и у нас частично приватизировали какие-то силовые инструменты, но не настолько, чтобы окончательно управлять ситуацией. В Европе дееспособность государств сильно ослаблена, а в России — пока еще нет.

Государство в России довольно специфическое: оно опирается на класс бюджетников. Остальные классы просто выключены из игры. Индустриальные производители как предпринимательский класс просто вышвырнуты и отодвинуты за пределы государственности. Постиндустриальные производители не интересуются государственностью, поскольку их бизнес не зависит от государства, связаны с ним они только как граждане. Поэтому постиндустриальные производители строят свои отношения с глобальным регулятором. Нынешнее российское государство — это чисто государство бюджетников.

Там есть свои градации: бюджетная элита, которая распределяет ресурсы, и всякого рода мелочь, которую элита подкармливает. Всех их объединяет то, что они кормятся из бюджета, который формируется за счет ренты природных ресурсов, потому что формировать его за счет налогов малореально. Сейчас пытаются включить налоговый инструмент, но с кого их брать — непонятно. Постиндустриальных производителей чиновники не знают, они их просто не видят, брать с индустриальных — все, что могли, уже взяли. Пытаться перераспределять доходы граждан — еще больше геморроя.

Если бы наше государство не сдало в свое время финансовую систему на откуп иностранцам, то сейчас могли бы жить за счет эмиссии. Сейчас инфляция нормальная, в любой нормальной экономике она составляет процентов 15 - 20 годовых, значит, на столько же можно увеличивать денежную массу. С эмиссии все могли бы кормиться, но зачем-то это отдали на откуп западным финансовым кругам, разумнее было бы договариваться с корпоратократией, за которой будущее, а не с этими, за которыми будущего нет. И сейчас в силу того, что Россия является базой финансового капитала, корпоратократия ее мочит. Финансовые круги защитить никого не могут, да никогда и не защищали. РФ пытается огрызаться, забрать обратно свой финансовый суверенитет, но интеллектуального ресурса не хватает. Это и вызывает текущий кризис.

— К кому ближе российская элита — к финансовой аристократии или корпоратократам?
— В свое время, когда шла перестройка, Горбачев и его группа хотели поставить на корпоратократию и с ними договариваться. Но ребята, которые ставили на финансовую аристократию, оказались порезвее. Горбачевскую братию снесли, страну поделили и передали эмиссионные права Западу. Со стратегической точки зрения это было ошибкой, потому что если бы оставили себе эмиссию, то сейчас лучше бы жили и бюджетные воры, и бюджетники низов.

Тогда спецслужбы просто взяли Ельцина, привезли в Америку и договорились за спиной Буша-старшего с теми самыми, которых теперь называют Vanguard'ами (представители инфраструктурных инвест-компаний, прим. Airat-Sharif) . Кинули Буша, в результате он лишился второго срока, если лично о нем говорить, а его группировка — корпоратократия, которая за ним стоит, — локально проиграла.

Победа над финансистами уже была у корпоратократии почти в руках, и вдруг финансисты получили в руки такой мощный ресурс на халяву и еще 20 лет протянули. За все это корпоратократия спасибо не скажет, дело не в личных обидах Буша-старшего, а в стратегических вещах. Это все было стратегической ошибкой с точки зрения национальных интересов, но лично для Ельцина и всех стоящих за ним это было выигрышем за счет России.

В 1993-м их, конечно, сильно удивили. Они-то думали, что сдадут эмиссионный механизм и с них больше ничего не будут требовать. И вдруг им партнеры устами Ларри Саммерса вещают: ребята, мы сейчас заблокируем ваши капиталы, они будут заблокированы до тех пор, пока вы не передадите назначенным людям определенную государственную собственность. Вот им и пришлось расстаться со значительным количеством советского наследства. Это было для них сюрпризом, поэтому им пришлось совершить внутриэлитарный переворот, то есть создать диктатуру узкой группы.

— Развилка — это 1993 год?
— Да. Благодаря Ельцину и его группировке за счет русских ресурсов финансовая аристократия свое существование лет на 15 продлила. Но финансовую аристократию корпоратократия сейчас сносит, она ослабевает. Вместе с ней будет сносить всех, кто на нее поставил.

— Путин и его команда к какому клану относятся?
— К какому клану они могут относиться, если этот клан с 1993 года правит страной? Путин и небольшая группа вокруг него в какой-то мере пытаются соскочить с крючка мировой финансовой аристократии, но как ты соскочишь, если всю жизнь работал на этих ребят, а сейчас на переправе пытаешься вскочить в последний вагон... Хотя Ельцин утверждал, что Путин очень везучий — может, ему опять повезет. В любом случае дни финансовой аристократии как господствующего класса сочтены.

— Зачем Россия в прошлом году в Сирию ввязалась, чьи интересы защищала?
— Поскольку рано или поздно США должны уйти из Старого Света, сосредоточившись на своем континенте, для Европы встает вопрос: кто же теперь будет крышевать их капиталы? Раньше это был американский флот. Допустим ситуацию, когда он уходит. Китайский и индийский флот начинает господствовать в восточных морях. Встает вопрос: кто будет крышевать капиталы?

В определенных кругах европейских элит возникла идея определить на эту роль Россию, которая могла бы быть жандармом Азии и защищать европейские капиталы, осуществляя военное давление на азиатскую периферию. Но проблема в том, что нынешний чекистский режим оказался к этой роли непригоден. Надо, чтобы был военный режим. Под это Европа будет давать деньги, технологии, а Москва под это сможет гнать имперскую идеологию и всех пинать.

Нынешняя российская власть пытается в эту игру вписаться и доказать, что она может этот подряд принять. Поскольку военные в России в принципе не могут осуществлять гражданское управление, они не очень представляют, как можно обойтись без нынешней правящей элиты. Поэтому европейцам пока предлагают договариваться с той конфигурацией, которая есть: типа мы исправимся, докажем, что мы можем. Но дело в том, что у европейцев есть очень серьезные сомнения: за 15 лет работы с действующей российской властью европейцы убедились, что верить ей нельзя.

— Может, все проблемы от того, что в российском руководстве сейчас патриоты?
— Нет. Просто европейцы понимают: с этими не договориться. Они себя за долгое время показали неадекватными и недоговороспособными. Европейская элита требует избавиться от представителей спецслужб во власти, тогда она даст подряд на имперское государство.

Сейчас идет торг: нынешние российские власти пытаются доказать, что они могут взять этот подряд, что они исправятся. В экономическом плане другой перспективы у России нет, так как сырьевая торговая лавочка заканчивается, а другой специализации у Российской Федерации нет. Зато воевать русские любят. Соответственно, если накачать Россию современными ресурсами и технологиями, то это будет мощнейшая армия и империя, которая сможет быть жандармом Азии. Вокруг этого все и крутится. Ради этого и влезли в Сирию и везде.

Государству бюджетников остается только одно — это то, что могут предложить европейцы. А могут ведь и не предложить: если у европейцев не получится вариант с Россией-жандармом, то можно и свой флот создать. Это будет, конечно, подороже, чем с суши всем грозить, но они поднапрягутся и сделают. Может, еще и американцы не так быстро уйдут. То есть европейские элиты могут маневрировать в отличие от России.

— Еще один маркер прошлого года — ситуация с Турцией, которая, в принципе, до недавнего времени успешно втягивалась Россией в Евразийский союз. С чем связан этот казус и надолго ли мы теперь разорвали с турками отношения?
— Я всегда говорил, что так или иначе, но с Турцией война будет. Турция готовилась к ней очень давно. Я помню, когда еще проводили в 90-е штабные игры, то мы вдруг обнаружили, что на Северном Кавказе на всех узловых станциях железных дорог были построены поселения турок-месхетинцев, причем они построены так, что могут быть быстро превращены в укрепрайоны. На самом деле понятно, что деньги на это давали турки и строили турецкие фирмы, все совершенно легально, в рамках соглашений с российской властью. Понятно, что с тех пор турки подготовились более основательно.

— Так у нас же экономики, бизнес с Турцией очень тесно связаны. В чем фундаментальная причина разногласий?
— Я уже говорил про русскоязычный мир, а существует еще тюркоязычный мир, и эти два мира очень сильно пересекаются. Это вопрос борьбы за постиндустриальное будущее. Рынки сейчас уже не по государственным границам разделяются, как в индустриальную эпоху, а по языковым.

К какому из миров отнести 40 миллионов людей русскоязычных в тюркоязычных странах? Речь идет прежде всего о населении Средней Азии, Азербайджана. Но не только. Мы говорим даже о Курдистане, потому что курды на самом деле мечутся между турецким и русским языком как пропуском в глобальный мир. Совсем не исключено, что и Курдистан станет частью постиндустриального Русского мира. В этом и состоит главный нерв конфликта Москвы с Анкарой.

— То есть это надолго? Сейчас просто вскрылся нарыв?
— Да, вскрылся нарыв. Но реально идет борьба за русскоязычный мир, и идет она не совсем так, как мы можем представить изнутри России. Например, как-то лет 15 назад я решил подучить немецкий язык в Германии. Дело было в городе Франкфурте, нашел курсы. Пришел я на эти курсы, там была еще пара кубинцев, пара колумбийцев, афганцы, курды, пара турок, марокканцы, пара испанцев. Соответственно, все стали между собой общаться. Как вы думаете, на каком языке весь этот интернационал разговаривал?

— Неужели на русском?
— Кроме пары турок. С тех курсов ушел, потому что понял: в такой обстановке немецкий подучить никак не смогу, потому что языком межнационального общения в такой разношерстной компании оказался русский. Его худо-бедно знали все, кроме турок, даже курды. И это мировая реальность, это то, с чем надо работать.

Русский постиндустриальный продукт достаточно, как ни странно, конкурентен. Все думают, что самый конкурентный — это англоязычный постиндустриальный продукт, но дело в том, что русскоязычный сектор предлагает очень многие вещи, которые не может предложить англоязычный. Например, то, в чем обычно нуждаются контрэлиты, — это знания о бизнесе, социальных вопросах.

— Вы имеете в виду, что англосаксы это скрывают?
— Они это регулируют. Есть такая вещь, как политкорректность, и они ею закрыли целый ряд тем, а в русскоязычном секторе это не закрыто. Грубо говоря, уровень знаний примерно одинаковый, поэтому все бегут, чтобы накачаться знаниями на русском, где меньше регулирования.

Да, конечно, в русскоязычном секторе сейчас пускают очень мощный «белый шум»: зайдешь — и тебе начинают рассказывать про каких-то сионских мудрецов, Ротшильдов-Рокфеллеров, масонов-иллюминатов и других сказочных персонажей. Это примерно то же, что ходит и по англоязычному миру и с той же самой целью. Но понятно, что здоровые люди — контрэлиты — «белый шум» мгновенно отсеивают. Даже в арабском мире контрэлиты на сионских мудрецов не ведутся.

В англоязычном интернете реальные знания практически невозможно найти, а в русскоязычном оборот информации не настолько жестко контролируют. И сюда люди приходят, учатся, покупают. Я это вижу на своих проектах: у меня огромное количество учеников из развивающихся стран, причем только русскоязычные — в моей школе нет англоязычного сектора. Но тем не менее приходит огромное количество из развивающихся стран и из стран третьего мира. Из США почти не приходят, а вот из Латинской Америки, Восточной Европы — много, из Азии — поменьше. Китайцев нет, а с Ближнего Востока много.

— Китай входит в постиндустриальный мир?
— Китай чисто индустриальная страна. Там, конечно, достаточно умные власти, имеют связь со своими собратьями, они понимают, что такое постиндустриальный мир. Но они понимают, что вписаться в нынешнем формате у них не получится. Единственное, на что надеются, — что им удастся избежать распада. Трудятся как могут. Понимающие люди там есть, но это не значит, что они могут повернуть страну. Страна очень отсталая, чисто индустриальная.

— То есть то, что Россия пытается выстроить некий союз на Востоке, — это бесперспективная иллюзия?
— Россия не пытается выстроить союз на Востоке. Понимание, что такой союз невозможен, в Кремле было всегда. На самом деле адресатом всего, что российская дипломатия делает на Востоке, всегда является Запад. Российская восточная политика — это предмет торга: типа будете плохо себя вести, мы будем дружить вон с теми.

Это чисто детский подход. Естественно, на взрослых людей это не производит впечатления, потому что взрослые люди сидят и тупо считают расклады, потенциалы. Пугнуть их ничем нельзя. Если они увидят, что расклад не сходится, вот тут они перепугаются и начнут бегать, а если ты им начнешь что-то изображать — ну изображай...

— Есть хештег, широко распространенный в рунете: #поравалить. Как вы считаете, представителям нарождающегося постиндустриального класса, которые пока еще в России находятся, действительно пора уезжать или есть какой-то шанс на родине?

— Я бы сказал, что из России поздно валить. Лозунг «Пора валить!» был актуален лет пять назад, но сейчас поздно. Во-первых, кто примет? Я несколько лет объяснял людям, что, пока рубль стоит высоко, а цена на недвижимость в ряде стран, в том числе у нас на Канарах, лежит на дне, и по цене московской двушки можно было виллу здесь купить. Я в те годы убеждал: давайте диверсифицируйте, делайте себе запасную базу, чтобы, если что, было куда валить.

Сейчас рубль упал втрое, цены за границей на недвижимость начали расти. Купить можно, но втрое дороже. Цены на недвижимость в России покатились вниз, то есть сейчас они падают вместе с курсом, а скоро будут падать быстрее курса. Это совершенно иная ситуация, и уже валить поздно.

Опять же, что такое «валить»? Куда валить, кому ты нужен? Надо сначала создать базу, тогда можешь валить хоть куда. Сейчас уже другая ситуация.
Мои украинские клиенты начиная с 2011 года, когда я им подробно объяснил, что произойдет с Украиной, стали выводить деньги. То же делали последние несколько лет мои клиенты из российской элиты.

Мне смешно читать в интернете всякие блоги о том, что, мол, российские элиты строят заговоры с целью свержения Путина, потому как на них давит Запад. Представители этой самой российской элиты приезжают ко мне советоваться. И советуются вовсе не о том, как валить Путина. Все спрашивают, как валить самим, вывозить бабки и как потом их пристраивать. Все думают только об этом, а не о государственных переворотах. Это не тот вопрос, который их интересует.

В последний раз обращение ко мне по поводу продвижения политиков и интересов было году в 2013-м. С тех пор уже никакого интереса нет: все забили на интриги, Думу, чиновничьи места. Всех интересует, как валить. Просто у людей вообще никаких интересов в России нет, ни одного вопроса по поводу своих дел в России они не задают.

— С чем это связано, как вы считаете?
— С тем, что люди уже не связывают свое будущее с Россией.

— Это ведь очень узкий класс, мало таких людей.
— Да, наверное, но я не вижу никакого интереса и у более молодого поколения. Скорее всего, они будут работать уже в новых форматах.

Евгений Витальевич Гильбо — публицист, бизнес-тренер, консультант. Родился в 1965 году в Ленинграде. В 1989 году закончил Ленинградский электротехнический институт по специальности «прикладная математика». Работал в Институте истории естествознания и техники Академии наук СССР. В 1989 - 1991 годах занимался разработкой автоматизированных систем управления на предприятиях Санкт-Петербурга.
С 1991 года — председатель северо-западного межрайонного координационного совета политического движения «Демократическая Россия». Консультировал Верховный Совет РСФСР по экономическим программам, альтернативным проводимой в жизнь командой Егора Гайдара. В 1993 году являлся советником вице-президента России Александра Руцкого. Во время конфликта Бориса Ельцина с Верховным Советом становится на сторону последнего, выходит из «Демократической России».
С 1999 года — вице-президент Международной интернатуры практической психологии в Берлине. В 2000 году создает проект дистанционного образования «Школа эффективных лидеров», направленный на формирование русскоязычного сектора постиндустриальной элиты.
Автор популярной в конце 1980 - начале 90-х годов серии фантастических романов «Приключения космического рейнджера».
В настоящее время проживает на Канарах.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru