Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интергация

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

13 мар. 2015 г.

Ю. Воронов: Откат к фашизму как кризис "Андроповского проекта"

Трансформация политического режима в России в сторону фашизма и усилия власти по фашизации общества стали сегодня так очевидны, что об этом заговорили даже те, из которых термин "фашизм" 10-12 лет назад нельзя было вытянуть и клещами.

В этой связи и, особенно имея ввиду возможность консолидации реальной демократической оппозиции, предлагаю участникам форума "Новой Газеты" социал-демократическое видение проблемы. Кстати, прочитавшие этот текст, надеюсь, не будут в будущем путать реальную российскую социал-демократию с номенклатурно-гэбэшными фальшивками.

1. Сталинизм, включая его позднейшую «брежневскую» форму был российской разновидностью европейского фашизма (что доказывает, между прочим, нашу европейскость – в Азии ни у Насера, ни у баасистов ничего не получилось).

2. Фашистская фаза была для России практически неизбежна при переходе от сословной к несословной системе ХХ в. в условиях неразвитого гражданского общества, отсутствия навыков самоорганизации и демократической традиции. Если бы не большевистская авантюра, мы получили бы своего Хорти или Франко в лице какого-нибудь Корнилова, а так – получили сталинизм, т.е. более чистую, сходную с нацизмом форму. Поскольку фашистская мобилизационная экономика на длинных дистанциях менее эффективна, чем свободная рыночная, Советский Союз, как перед этим Португалия и Испания, оказался в историческом тупике и «внутренняя партия» ради социального самосохранения нашла выход в «АНДРОПОВСКОМ ПРОЕКТЕ».


3. Сами создатели «Андроповского проекта», в отличие от позднейших спецпропагандистов, в политическом спектре не путались и трактовали его как переход от фашизма на «один шаг влево» - к своеобразно понимаемому ими «латиноамериканскому варианту». Важно понять, что «Андроповский проект» - не план и тем более не «корабельное расписание». Социал-демократы в начале 90-х годов приводили ему в качестве аналогии «Манхэттенский проект», т.е. это - и концепция, и структура, и, в конечном итоге, государственная машина со специфической (закрытой) схемой политического руководства, принятия и трансляции управленческих решений.

4. Центром управления «Андроповского проекта» а, следовательно, и России и всего «постсоветского пространства» (за исключением Прибалтики) был и остается бывший, модифицированный, конечно, аппарат ЦК КПСС (не путать с камуфляжной «Администрацией президента»), а его «штабом» - узкая группа лиц из числа бывшего высшего капээсэсовского руководства.

5. Своей важнейшей задачей, вслед за сохранением власти (пресловутое «сохранение управляемости»), наделением номенклатуры крупной собственностью или рентой и сохранением контроля над крупными экономическими субъектами, штаб «Андроповского проекта» изначально считал предотвращение возможности возникновения независимой от него политической оппозиции, как справа - фашистской, так и слева - демократической. Крайняя узость социальной базы, необходимость камуфлировать свои структуры и истинные планы (на поддержку которых населением рассчитывать не приходилось) вынудила штаб капээсэсовских реформаторов включить в арсенал своих основных политических методов широкомасштабные (в т.ч. - кровавые) провокации, а также политическое мифотворчество и профанизацию политического процесса. Здесь основным инструментом служил и продолжает служить КГБ, а основным кадровым ресурсом - огромная и постоянно пополняемая агентура КГБ.

6. Накануне и после фальшивого «путча» 1991 г., одной из задач которого был увод в тень «штаба» «Андроповского проекта», были выстроены по всему политическому спектру фальшивые «партии» и «движения» от «фашистов» и «коммунно-фашистов» справа - до «социал-демократов» и даже «троцкистов» слева. Причем для одурачивания «электората» ориентиры «правого» и «левого» были намеренно перевернуты спецпропагандистами при активной поддержке «демократических» спецполитиков. Тяжелый бред, который несли эти «борцы с коммунизмом» об истории страны, их дикие экономические и политические «теории», безоговорочная поддержка номенклатурной приватизации, издевательские высказывания о народе и его возможностях дополнялись проявлениями прямо-таки зоологической ненависти к независимой демократии и ее попыткам оппонировать «Андроповскому проекту». Очень специфическая «демократическая» риторика в сочетании с вызывающе грабительскими «реформами», обвальным снижением уровня жизни, многомиллионной фактической безработицей и разрушением трудовой мотивации не могли не вызвать у большинства народа, еще вчера воодушевленного идеей освобождения от капээсэсовского тоталитаризма, отвращение к такой «демократии».

7. Сразу после «победы демократических сил над ГКЧП» политтехнологи власти озаботились сохранением и нагнетанием возможно более правой, ультраконсервативной ментальности большинства неноменклатурной части общества и максимальным камуфлирование самого «Андроповского проекта». Для этого были запущены и сохраняются в обращении гэбэшные байки о жидо-масонском заговоре, заговоре ЦРУ, мировом еврейском правительстве и т.п., созданы и продолжают серьезно финансироваться многочисленные фашистские политические структуры и фонды, в которые вовлечены сотни тысяч граждан, массовыми тиражами издаются фашистские газеты, книги, брошюры, за счет государства функционирует даже специальный фашистский телеканал. Фашистская спецпропаганда ведется гэбэшными «шептунами» не только в трудовых коллективах и среди населения, но и в армии, ФСБ, милиции и в других силовых структурах. В последнее время она заметно усилилась. В качестве наглядного пособия для фашистской спецпропаганды перед изумленной публикой была выстроена шеренга назначенных «Старой площадью» карикатурных «жидов-олигархов».

8. «Андроповский проект» никогда не стеснял себя в средствах борьбы с независимой от него демократической оппозицией. Использовались разные методы – от «точечных» политических убийств (включая убийства «сорвавшихся с поводка» своих собственных агентов) до разрушения руками «демократов»-провокаторов политических партий и движений или их выхолащивания (изгнание из «Демроссии» «семихвостки», развал СДПР, роспуск многотысячных региональных организаций «Яблока», разгром свободных профсоюзов и т.д.), а также фабрикация «организаций замещения». Стала очевидной полная иллюзорность надежд левых демократов и либералов на терпимость «Андроповского проекта» к тому, чтобы рядом с ним выстраивалась (пусть медленно и с оглядкой) любая независимая демократическая структура.

9. Наконец, в Россию был перенесен опыт масштабных кровавых провокаций и локальных «управляемых» конфликтов, на которых номенклатурные реформаторы набили себе руку на «постсоветском пространстве». Основная цель этих действий, что бы там ни говорили нынешние «критики» (из числа вчерашних активных проводников) политики «Старой площади» - получение новых инструментов для политических манипуляций и нагнетания антидемократических настроений в обществе, его морального разоружения.

10. «Ахиллесовой пятой» «Андроповского проекта» была и до конца останется экономика. Социальный эгоизм номенклатуры, параноидальная боязнь потерять политическую и экономическую власть консервируют колониальную модель эксплуатации страны номенклатурой и ее клиентелой. Естественным ингредиентом этой системы не может не быть всеобъемлющая коррупция. Беспрецедентно длительная высокая конъюнктура цен на энергоносители не смогла остановить стагнацию и деградацию основных отраслей промышленности, снижение научно-технического потенциала, депрофессионализацию трудовых кадров и разрушения инфраструктуры. У государства нет средств на содержание унаследованной от советской империи военной машины, дальнейшее разложение которой чревато катастрофами глобального масштаба. Контраст между Москвой и остальной Россией вызывает в памяти Рим времен упадка. Другими словами, экономика уже сегодня толкает власть к откату к фашистской мобилизационной схеме, а за политическим ее оформлением дело не станет.

Что же остается тем, кто любит Россию и не хочет ее покидать, не хочет, чтобы ее разлюбили и покинули их дети?

Не все возможности остановить скатывание России в новый фашизм исчерпаны. В обществе сохранился и уже, по-видимому, не будет снижаться демократический, а значит антиноменклатурный и антифашистский потенциал. Но для того, чтобы он материализовался в реальное политическое антифашистское сопротивление необходимо корректно и реалистично поставить задачу. Стране нужен адекватный ситуации и способный получить массовую поддержку лозунг.

По мнению московских социал-демократов сегодня и в обозримом будущем от «Старой площади» можно и нужно требовать одного - ОТКАЗА ОТ ПРОВОКАЦИИ КАК ОСНОВНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО МЕТОДА.

В рамках этого общего лозунга, который способен объединить граждан разной политической ориентации - от демократических консерваторов до социал-демократов - демократическая оппозиция уже в ближайшее время должна потребовать от власти:

- прекратить чеченскую бойню на основе признания ответственности политического руководства страны за провоцирование конфликта, отзыва гэбэшной агентуры из числа основных «ичкерийских» политиков и полевых командиров и согласия на международное посредничество;
- отказаться от террористических акций и политических убийств, ликвидировать соответствующие подразделения спецслужб;
- отказаться от практики формирования спецслужбами организованных криминальных группировок и их использования для внеэкономического принуждения, дополнительного «налогообложения» в пользу номенклатуры и ее клиентелы и в качестве политического дубины;
- распустить созданные властью фашистские организации и прекратить фашистскую пропаганду в СМИ и спецпропаганду через гэбэшных «шептунов»;
- восстановить уничтоженные властью демократические СМИ и возместить нанесенный ущерб;
- прекратить преследования и провокаторскую деятельность против демократических, правозащитных, экологических и других независимых общественных организаций, отозвать из них гэбэшную агентуру, возместить нанесенный им ущерб;
- полностью возместить ущерб всем жертвам терактов и провокаций.

До выполнения этих минимальных требований демократическая оппозиция должна призвать граждан России к бойкоту всех выборов, а немногочисленных независимых или желающих стать независимыми от «Андроповского проекта» демократических политиков выйти из марионеточных «представительных органов власти» и управляемых со «Старой площади» «партий» и присоединиться к оппозиции.

Впервые опубликовано: http://otkpblto.ru/index.php?act=ST&f=25&t=279
02.09.2003

P.S. Материалы к теме:

Андроповский проект перестройки? / Подг. к печати и предисл. Р.И. Косолапова // Вестник Моск. ун-та. Сер.12. Социально-политические исследования. 1991. № 5. С. 56-67.

2.    http://www.ej.ru/kgb/entry/3401/ 


… данные, добываемые КГБ, поступали в различные отделы ЦК, и только там делались аналитические выкладки. Похоже, подобная система была придумана, чтобы сохранить контроль ЦК над КГБ и не допустить монополии Комитета госбезопасности в снабжении главы государства информацией. Поэтому, кстати, еще в 1967 году для аналитической работы при председателе КГБ Андропове была создана Группа консультантов в составе 10 человек. В нее вошли Г. Шахназаров, А. Бовин, Г. Арбатов, то есть люди, по складу ума далекие от КГБ, и никогда в этой структуре не служившие.  

3.     http://www.inauka.ru/politology/article47507/print.html 

Работая с Ю.В., как его называли в отделе, с 1960-го по 1965 год и общаясь с ним практически каждый день, я убедился в том, что он вынашивает весьма серьезные и амбициозные планы и замыслы. Однажды он вернулся с заседания Президиума ЦК расстроенный, обескураженный: "Хрущев обсуждал вопрос о возможных молодых преемниках руководства страной, упомянул и меня, но выразил сожаление, что я не знаю экономики". Значит, уже тогда, в 1963 году, у Ю.В. мелькали мысли о самой высокой должности в партии и государстве. В 1967-м, назначенный председателем КГБ, он, как мне рассказывали, не вполне осторожно заявил в прощальной речи перед коллективом отдела: "Я ухожу не навсегда, я еще вернусь в ЦК".

Андропов поручил мне создать и возглавить группу консультантов-советников, которые занимались бы проблемами преобразования в странах социализма, прежде всего внутри СССР, а также принципами отношений между двумя супердержавами. В нее вошли известные ныне ученые и публицисты: Г. Шахназаров, А. Бовин, Г. Арбатов, О. Богомолов, Л. Делюсин, В. Петренко, М. Титаренко. Андропов называл нас "аристократами духа". (Замечу, что "аристократы" пригодились и в горбачевское время, но никто из нашей группы не был привлечен в качестве эксперта при осуществлении ельцинских реформ.)

Узнав Андропова ближе, я понял: ему нужна была команда не только для работы с компартиями так называемых соцстран, он рассчитывал на большую перспективу, на продвижение к вершинам власти. Еще важнее для него было иметь под рукой людей, способных формулировать новые идеи для успешного преобразования страны.

4. http://www.contrtv.ru/common/1198

Чубайс и его команда
Если о том, как зарождалась команда Гайдара в Москве известно очень мало, то первые шаги по организации “кружка Чубайса” в Ленинграде известны чуть ли не по дням – все это есть в книге А.Колесникова “Неизвестный Чубайс”, которая размещена на персональном сайте Чубайса. Неизвестно в этой истории только одно: как чубайсовцы еще до перестройки смогли войти в команду “молодых экономистов” Гайдара и как они попали в секретную “комиссию Политбюро”, которая по заданию Андропова готовила проект экономической реформы? Иными словами, неизвестно, когда Чубайс попался на глаза внешней разведке и был ею завербован… Понятно только, что никакого компромата для вербовки не понадобилось – могли сыграть на одном только честолюбии. Чубайс нацелился на карьеру – и ему с его пятым пунктом предстояла в советское время долгая и упорная борьба за то, чтобы стать директором не слишком крупного завода, на что ушли бы десятки лет разных интриг и унижений… А тут к нему подошли и предложили: “Молодой человек, Вы не хотите помочь нам подготовить экономическую реформу и со временем войти в правительство?” Надо полагать, Чубайс ни секунды не колебался и согласился не задумываясь!
Анатолий Борисович ЧУБАЙС вырос в семье военного политработника (отец у него был вполне на уровне требований советской эпохи). В 1977 году Чубайс окончил Ленинградский Инженерно-Экономический Институт (ЛИЭИ). Этот институт был с производственным уклоном, там готовили не теоретиков, а практиков. Поэтому там не было такого жесткого идеологического прессинга, как на общественных факультетах ЛГУ, например. Уровень преподавания экономики в ЛИЭИ был невысоким, зато было как-то посвободнее…Биографы отмечают, что Чубайс и хотел в молодости стать начальником на производстве, а не теоретиком. Поэтому на последнем курсе института Чубайс вступил в ряды КПСС.
Перейдем к хронике создания “кружка Чубайса”.
Все началось 8 октября 1979 года в совхозе “Бокситогорский” – в этот день встретились “на картошке” трое молодых научных сотрудников из экономических институтов (ЛИЭИ и ЛФЭИ). Это были Чубайс, Глазков и Ярмагаев. Они заспорили о проблемах развития советской экономики (к тому времени неразрешимые проблемы были видны любому думающему экономисту). Вернувшись в город, эти молодые люди время от времени собирались “на кухнях”, чтобы продолжить дискуссию.
В конце 1980 года у этих трех друзей появилась идея организовать семинары по всем правилам: доклады, обсуждения и т.д. Первое заседание такого семинара состоялось 9 января 1981 года.
В 1981 году “кружок Чубайса” начал поиски единомышленников. Как говорят об этом сами чубайсовцы, они просеивали в Ленинграде один экономический институт за другим. В подробности этих поисков они не входят, но везде им попадалась только “пустая порода” – желающих заняться “антисоветской деятельностью” или просто поговорить о чем-то не вполне дозволенном в нашем городе к тому времени почти не осталось. А чубайсовцы не могли ведь сразу сказать, что все это делается под “крышей” КГБ и что никаких неприятностей за эти разговоры не будет…
Только весной 1982 года им удалось найти четвертого члена “кружка” – когда Сергей Васильев сделал в ЛИЭИ доклад об экономике Югославии. К нему еще некоторое время присматривались – и только осенью 1982 года Чубайс пригласил его войти в “узкий круг” своей группировки.
Кстати сказать, с 1981 года “кружок Чубайса” собирался уже не на квартирах, а в самом ЛИЭИ, причем вполне официально - проводил ежемесячные семинары Совета Молодых Ученых (Чубайс стал там председателем). Немного погодя чубайсовцы также получили возможность распространять свои идеи (хотя и в завуалированной форме) с помощью межвузовского сборника. Сборник этот печатался тиражом в несколько сотен экземпляров и рассылался по всем научным библиотекам…
Поиск новых кандидатов в “кружок” продолжался. Вскоре появился там и пятый член – но, как об этом говорит сам Чубайс, он оказался стукачом и был из “кружка” изгнан. Назвать фамилию этого человека Чубайс отказался, только заметил, что позднее он стал известным политическим деятелем… Интересный поворот! Как будто сам кружок Чубайса не работал самое позднее с 1983 года на КГБ – иначе как бы эту молодежь привлекли к составлению правительственных документов секретной “комиссии Политбюро”!
На самом деле никакого противоречия здесь нет (даже если эта история не выдумана). Проект “Экономическая Реформа” курировала внешняя разведка КГБ и лично товарищ Андропов – не станут же мелкому стукачу из районного отдела КГБ, который выслеживал антисоветчиков, что-то объяснять и выдавать такую тайну. Просто дали ему пинка и все!
Настоящий пятый член кружка появился позднее, вместе с шестым – осенью 1984 года. Это были Михаил Дмитриев и Сергей Игнатьев.
Вот эти шестеро молодых экономистов и составили основное ядро “кружка Чубайса”: Чубайс, Глазков, Ярмагаев, C.Васильев, М.Дмитриев, С.Игнатьев.
Присмотримся к ним поближе.
1. ЧУБАЙС Анатолий Борисович – несомненно, самая значительная фигура во всей объединенной команде “молодых экономистов” Гайдара-Чубайса. Если Гайдар пробыл в правительстве только чуть больше года (с перерывами), то Чубайс до сих пор служит кремлевской мафии на ответственном посту главы РАО “ЕЭС”… Карьера Чубайса протекала так: с 1990 года – заместитель председателя Исполкома Ленсовета, с ноября 1991 года – председатель Госкомимущества, c июня 1992 года – вице-премьер, с ноября 1994 года – первый вице-премьер. В январе 1996 года Чубайса пришлось вывести из правительства, поскольку началась подготовка к перевыборам президента Ельцина. Чубайс и тогда не остался без дела, он активно руководил избирательной кампанией. В июле 1996 года Чубайс стал руководителем Администрации Президента, в марте 1997 года опять стал первым вице-премьером. Одновременно Чубайс тогда занимал пост министра финансов – до ноября 1997 года, пока не разразился “книжный скандал”. В апреле 1998 года Чубайс был уволен и с поста вице-премьера – его назначили председателем правления РАО “ЕЭС”. Кремлевская мафия поставила сейчас перед Чубайсом ответственную задачу: уничтожить в России единую энергосистему. Ее собираются разбить на отдельные куски и приватизировать по частям. Народное хозяйство страны от такой “реформы” сильно пострадает, зато отдельные лица хорошо на этом заработают… Особых научных способностей у Чубайса никогда не было – он и сам охотно признается, что был самым слабым теоретиком в своем кружке. Зато Чубайс быстро усваивал чужие идеи: “Тут же все схватывает – и начинает другим объяснять!” – так с некоторой завистью отзываются о нем его соратники. Чубайс не ученый (он даже на уровень Гайдара не тянет) – зато у него очень сильные организаторские способности. Даже в молодости, когда Чубайса посылали на “картошку”, он автоматически становился главным в бригаде грузчиков… Другая особенность Чубайса – это его “большевизм”, в смысле готовности идти по трупам к светлому будущему… Но об этом свойстве характера Чубайса можно особенно не распространяться, все и так знают.
2. ГЛАЗКОВ Григорий Юрьевич. Окончил экономический факультет ЛГУ и работал с Чубайсом в ЛИЭИ. Сыграл очень важную роль в кружке Чубайса – активно участвовал во всех семинарах и т.п. Именно через Глазкова кружок связался с группой Гайдара в Москве. Глазков ездил в Москву на семинар в Институте Экономики и там познакомился с Ананьиным – сотрудником ВНИИСИ, который работал в одной лаборатории с Гайдаром. Глазков пригласил Ананьина на семинары кружка в Ленинград – так все и пошло… А весной 1983 года уже сам Чубайс приехал в Москву и познакомился с Гайдаром. В декабре 1984 года Глазков поступил в аспирантуру при ЦЭМИ и стал как бы послом от ленинградского кружка в команде Гайдара. В 1988 году Глазков вместе с Чубайсом и Петром Филипповым стажировался в Венгрии. В 1991 году Глазков стал вице-президентом Леонтьевского Центра в Петербурге, который основал Чубайс. В 1993 году Глазков перебрался в США, стал директором от России в Международном Валютном Фонде. Это был очень ответственный пост: c помощью кредитов МВФ кремлевская мафия получила возможность обкрадывать не только нынешнее поколение россиян, но и их детей и внуков – им придется выплачивать все разворованные кредиты… Даже бывший заместитель председателя Счетной Палаты Юрий Болдырев так и не сумел точно узнать сумму кредита МВФ, украденного кремлевской мафией в августе 1998 года: то ли 4.8 миллиарда долларов - то ли вдвое больше, поскольку было два таких транша. А вот Глазков наверняка все знает про такие дела…Где-то в конце 90-х годов Глазков вернулся в Россию и стал директором международного департамента министерства финансов. В феврале 2002 года его с этого поста уволили и он опять занялся наукой.
3. ЯРМАГАЕВ Юрий Владимирович. Кандидат экономических наук. Окончил матмех ЛГУ, но занялся экономикой и стал работать в ЛФЭИ. Уже в начале 80-х годов Ярмагаев считался “ярым антикоммунистом”. То есть в отличие от других членов кружка Чубайса, которые хотели тогда только как-то подлатать и реформировать социализм, Ярмагаев был с самого начала настроен на полную ломку… Ярмагаев был даже против участия группы Чубайса в “комиссии Политбюро“ - будто бы даже написал письмо Чубайсу, где назвал его за это карьеристом. Тем не менее, Ярмагаев все же поучаствовал в работе этой секретной комиссии! Как-то его сумели уговорить… Ярмагаев был более независимой личностью, чем остальные чубайсовцы – видимо, это и помешало его успешной карьере. Все, что доверили Ярмагаеву после победы демократии – пост руководителя Комитета Содействия Экономическим Реформам при Верховном Совете (1991 – 1993 гг.). На этом посту Ярмагаев готовил проект бюджетной реформы… Для одного из отцов-основателей кружка Чубайса это не слишком круто. Потом Ярмагаеву пришлось заняться наукой, cейчас он гендиректор Института Прогресса Социально-Экономического Развития.
4. ВАСИЛЬЕВ Сергей Александрович. Доктор экономических наук. В 1979 году окончил ЛФЭИ и поступил в аспирантуру ЛГУ. Васильев очень интересовался экономикой Югославии – Чубайс считает, что он стал тогда главным специалистом по этой тематике во всей стране… После аспирантуры Васильев стал заведовать исследовательской лабораторией ЛФЭИ (до 1990 года). Эта лаборатория была тогда опорным пунктом кружка Чубайса. В 1990 году больше половины сотрудников стали депутатами Ленсовета или Верховного Совета РСФСР. Васильев тоже стал депутатом и возглавил Комиссию по экономической реформе Ленсовета. Осенью 1991 года Васильев стал советником правительства и возглавил там Рабочий Центр Экономических Реформ (РЦЭР). В феврале 1994 года он стал заместителем министра экономики, в апреле 1997 года – первым заместителем руководителя аппарата правительства. В августе 1998 года Васильев покинул правительство – и стал председателем правления Международного Инвестиционного Банка. Банк был довольно средний (активы около 17 миллионов долларов)… Потом Васильев возглавлял Леонтьевский Центр (1999 – 2004 гг.). Сейчас он представляет Ленобласть в Совете Федерации (с июля 2004 года)… Пожалуй, именно Васильев был главным соратником Чубайса в его ленинградском кружке: Чубайс брал только его на зарубежные конференции – в Италию (1989 год) и в Альбах (Австрия, лето 1991 года). Тем не менее, выше заместителя министра Васильев так и не поднялся. А Совет Федерации давно уже “отстойник”, а не орган власти.

5. ДМИТРИЕВ Михаил Эгонович. Доктор экономических наук. Окончил ЛФЭИ в 1983 году и там же стал работать. В кружок Чубайса попал осенью 1984 года. В 1991 году Дмитриев стал депутатом Верховного Совета РСФСР. В 1994 году опять занялся наукой – сначала в Институте Экономического Анализа, потом в Московском Центре Карнеги. В 1997 году Дмитриев стал первым заместителем министра труда (до октября 1998 года). В июле 2000 года его назначили первым заместителем министра экономики и торговли (уволен в мае 2004 года).

6. ИГНАТЬЕВ Сергей Михайлович. Кандидат экономических наук. В 1975 году окончил экономический факультет МГУ и три года проучился там же в аспирантуре. В 1978 году Игнатьев вернулся к себе в Ленинград и стал преподавать в Институте Советской Торговли. В 1980 году Игнатьев защитил диссертацию по инфляции в Югославии – это была прямая дорожка в кружок Чубайса… В 1991 году Игнатьев стал заместителем министра экономики и финансов, потом заместителем председателя Центробанка (1992 – 1993 гг.). В октябре 1993 года он стал опять заместителем министра экономики. В сентябре 1996 года Чубайс взял его в Администрацию Президента – Игнатьев стал помощником Президента по экономическим вопросам. В апреле 1997 года его назначили первым заместителем министров финансов. С марта 2002 года Игнатьев занимает пост председателя Центробанка России.
Получается, что больше всего преуспели те соратники Чубайса, которые находятся в конце списка – то есть попали в “кружок” позднее остальных…
В конце августа 1986 года случилось это историческое событие: семинар под Ленинградом, c участием кружка Чубайса и московской группы Гайдара – первое открытое объединение этих группировок в единую команду. Это произошло в пансионате ЛИЭИ под Сестрорецком с символическим названием “Змеиная Горка”.
Гайдар говорит, что тогда собралась практически вся команда “молодых экономистов” – по его словам, “человек 30”. Чубайс дает другую цифру участников: 60 – 70 человек. Возможно, Чубайс сосчитал не только полноправных членов команды, но и случайную публику (тех, кого приглашали для отбора перспективных кандидатов в “кружок Чубайса”)… Впрочем, информация Гайдара в любом случае надежнее – Чубайс часто путает в таких случаях (даже неумышленно).
Удалось узнать фамилии только 19 участников этого семинара.
Из Москвы были ГАЙДАР, АВЕН (сделал доклад по сельскому хозяйству), КАГАЛОВСКИЙ (доклад о бюджете СССР), УЛЮКАЕВ, НЕЧАЕВ, МАШИЦ – эти 6 человек потом заняли видный пост в правительстве России.
Кроме того, были еще 4 москвича, которые активно участвовали в семинарах Гайдара-Чубайса, но так и остались теоретиками: Вячеслав ШИРОНИН, Олег АНАНЬИН, Сергей СИНЕЛЬНИКОВ, Владимир МАУ – они выше “советников правительства” так и не поднялись, сейчас руководят различными институтами…
Из Ленинграда был весь кружок ЧУБАЙСА – ГЛАЗКОВ, ЯРМАГАЕВ, ВАСИЛЬЕВ, ДМИТРИЕВ, ИГНАТЬЕВ. К ним нужно добавить Ирину Евсееву, которая считалась ученым секретарем кружка.
ЕВСЕЕВА Ирина Николаевна. В правительство эту очень активную даму так и не взяли (“мужской шовинизм”). Она была одно время главным советником в Администрации Президента, сейчас возглавляет Институт Стратегического Анализа и Прогноза. На Евсееву было как-то заведено уголовное дело по поводу разворованных западных кредитов – но Чубайс не дал ее в обиду и прикрыл это дело. Евсеева сама потом простодушно рассказала эту историю, чтобы подчеркнуть благородство Чубайса (“не выдает своих!”)…Евсеева тоже делала доклад на этом семинаре. Позднее Евсеева вместе с Кагаловским организовала аналогичную конференцию “молодых экономистов” под Москвой.
Кроме того, в (или на) Змеиной Горке был тогда Георгий ТРОФИМОВ. Он не был замечен на каких-то постах во власти или в бизнесе, cейчас работает в Институте Финансовых Исследований (Москва).
На этом семинаре побывала также известная демократка Оксана Дмитриева.
ДМИТРИЕВА Оксана Генриховна. Доктор экономических наук. Окончила ЛФЭИ в 1980 году и там же работала до 1993 года (последняя должность – заведующая лабораторией). В 1993 году Дмитриева стала депутатом Госдумы от “Яблока”. В мае 1998 года она согласилась стать министром труда в правительстве Кириенко, за что “яблочники” исключили ее из партии. Уже в августе 1998 года Дмитриева была отправлена в отставку со всем правительством… Дмитриеву к команде Чубайса никогда не относили – она поссорилась с ним еще в 1990 году, по поводу бредовой идеи Чубайса относительно “свободной экономической зоны” в Ленинграде. Но все же Оксана Дмитриева в 1986 году была на Змеиной Горке! Притом она не может оправдаться тем, что попала в этот чекистский “змеиный клубок” случайно, поскольку делала на этом семинаре доклад – значит, была тогда полноправным (и видным) членом команды Гайдара-Чубайса…
В конце 1986 года Чубайс познакомился с Петром Филипповым – этот деятель был тесно связан с экономическим журналом “ЭКО” и организовал в Ленинграде клуб друзей этого либерального новосибирского журнала. Чубайс помог Филиппову учредить в Ленинграде клуб “Перестройка”, политическую организацию для борьбы за демократию – первую в стране! Разного рода “неформальные группы” к тому времени в городе были, но они занимались не политикой в чистом виде, а “экологией культуры” и тому подобным.
Чубайс рассказывает об этом так: ленинградский обком ни за что не разрешил бы открыть политический клуб в Ленинграде, пока ничего подобного нет в Москве. Поэтому пришлось им организовать демократическое движение сначала в Москве!
Чубайс через свои связи с командой Гайдара помог открыть в Москве клуб “Перестройка” на базе ЦЭМИ – в здании этого института. К слову сказать, в этом же здании с 1986 года размещался ИЭПНТП, куда переехала почти вся команда Шаталина-Гайдара из ВНИИ Системных Исследований – то есть именно там тогда разместился главный центр внешней разведки КГБ по проекту “Экономическая Реформа”. Где было еще бороться за демократию!
Кроме Чубайса и Филиппова, в этом деле также активно участвовал аспирант ЦЭМИ Глазков из кружка Чубайса. Клуб в Москве был организован в феврале 1987 года, а в марте состоялась первая дискуссия (по поводу недавно вышедшего “Закона о госпредприятии”). Доклады на экономические темы в клубе “Перестройка” делали руководители ЦЭМИ (например, заместитель директора института Петраков)…
Дальше все было просто: имея за спиной такую мощную базу в Москве, Чубайс и Филиппов составили письмо от “группы ленинградских коммунистов” в ленинградский обком. Хотим, мол, бороться за осуществление планов партии по перестройке советского общества в духе решений соответствующего Пленума ЦК КПСС – и так далее! Обком пошел навстречу этой просьбе “группы коммунистов” – так появился клуб “Перестройка” и в Ленинграде (в одном из Дворцов Культуры). К слову сказать, кружок Чубайса еще в мае 1986 года наладил прочные контакты с обкомом - по словам Чубайса, они консультировали партийный аппарат, как проводить экономическую реформу. Уже тогда Чубайс ходил в Смольный, как к себе домой!
Как известно, клуб “Перестройка” стал тем ядром, вокруг которого в 1989 году сформировался Ленинградский Народный Фронт. А все учредители “Перестройки” во главе с Петром Филипповым вошли сначала в руководство ЛНФ, а потом и в Президиум Ленсовета (после победы на выборах в 1990 году). За исключением Чубайса – пробив разрешение обкома и наладив работу клуба “Перестройка”, Чубайс скоро вышел из Совета Клуба и опять удалился в тень… В Москве была та же самая история – “молодые экономисты” помогли организовать московскую “Перестройку”, но в руководство этого клуба не вошли. Для этого были другие люди!
Чубайс потом не только отказался войти в руководство Ленинградского Народного Фронта, но даже наотрез отказался избираться в 1990 году депутатом, когда его об этом упрашивал Филиппов. Сам Чубайс объясняет это тем, что не хотел терять время на выборы и прочую политическую возню. Он и его команда десять лет готовились проводить экономическую реформу, накопили в этом деле большой “потенциал” – их дело было войти в исполнительную власть и заниматься реальным руководством экономикой, а не болтологией…
Это была довольно странная уверенность: кружок Чубайса держится в тени, не участвует ни в каких митингах – но получается, что Чубайс уже в 1987 году был убежден, что ему и так обеспечен руководящий пост в исполнительной власти!
Для “революции снизу” такая ситуация невозможна: там власть достается только тем, кто активно участвует в политической борьбе – борется, если не на баррикадах, то хотя бы за место в парламенте. Никто не ждет, что ему дадут министерский пост за его ученость!
Даже для нормальной “революции сверху” такое тоже нетипично. Никакого пассивного ожидания не может быть: нужно интриговать при дворе, суметь пролезть в группу фаворитов-“реформаторов” и там себя проявить – только тогда можно рассчитывать на министерский пост.
И только если идет “революция сверху”, которая хочет выдать себя за “революцию снизу” – тогда, действительно, можно спокойно сидеть и ждать министерского портфеля. Если, конечно, он был тебе заранее обещан серьезной организацией – например, внешней разведкой КГБ! Тогда лучше не в выборах участвовать, а съездить на заграничную конференцию, чтобы наращивать свой “потенциал” еще больше…
Это была позиция только Чубайса – другие деятели из его кружка такой полной уверенности, что лично их допустят к “пирогу” не ощущали. На митинги они не ходили, но стать депутатами некоторые чубайсовцы охотно согласились.
Довольно грустная получается картина: и в Москве, и в Ленинграде в конце 80-х годов демократическое движение сконцентрировалось вокруг организаций, созданных “молодыми экономистами” из кружка Чубайса – то есть внешней разведкой КГБ. Получается, что чекисты не стали дожидаться, когда стихийно возникнут независимые демократические организации – а сами проявили в этом деле инициативу! Но “молодых экономистов” не готовили к такой политической деятельности – для этого были заранее подобраны стукачи из 5 Управления КГБ. Они и возглавили демократическое движение…
Руководство ленинградского клуба “Перестройка” состояло из десятка научных сотрудников различных институтов, все они были коммунистами (за немногим исключением). Возможно, что все они были стукачами – но вполне могли затесаться один или двое порядочных людей. Чекисты предпочитали держать слишком активных в контролируемой КГБ организации – иначе они останутся без присмотра и сами что-нибудь организуют… Перечислять руководство клуба “Перестройка” мы не будем – за пределами Питера это никому не интересно. К тому же, сейчас это не наша тема – экономистом среди этих деятелей был один Петр Филиппов. Но Филиппов не принадлежал по большому счету к команде Чубайса, хотя ему и довелось в 1987 году побывать на чубайсовском семинаре в Лосево (Филиппов устроил даже для членов кружка катание по Ладожскому озеру на принадлежавших ему двух яхтах – он тогда занимался крупным цветочным бизнесом и был состоятельным по тогдашним понятиям человеком). Уже в 1990 году Филиппов разругался с Чубайсом в Ленсовете по поводу “свободной зоны”…
Лучше займемся семинаром 1987 года в Лосево. Лосево – пансионат ЛФЭИ под Ленинградом. В советское время у каждого уважающего себя института были такие бесплатные дома отдыха для своих сотрудников…
На этом чубайсовском семинаре также впервые появился сотрудник ЦЭМИ Виталий НАЙШУЛЬ – и сделал доклад о ваучерной приватизации.
Что интересно, доклад на эту тему слушали только в узком кругу для самых избранных – среди них оказались ГАЙДАР, ЧУБАЙС, ДМИТРИЕВ, ВАСИЛЬЕВ, ИГНАТЬЕВ и ФИЛИППОВ. Гайдар и Чубайс подвергли этот план построения капитализма резкой критике. Одобрил один Дмитриев…
Найшуль еще в 1985 году пустил по рукам самиздатовскую рукопись о ваучерной приватизации. Он активно участвовал во всех мероприятиях команды Гайдара- Чубайса. Даже побывал на стажировке в Австрии, в МИПСА! Но чекистская мафия признала его непригодным для руководящей работы – Найшулю пришлось заниматься наукой. В 1992 году он ушел из ЦЭМИ и возглавил собственный институт (ИНМЭ). Что интересно, Найшуль сейчас активно критикует чубайсовскую приватизацию – он заявляет так: в 1985 году он был за приватизацию, поскольку тогда было сильное государство, которое могло присмотреть за порядком при дележе государственной собственности. А в 1991 году он уже был против ваучеров, поскольку государство к тому времени развалилось – поэтому ваучеры привели только к расхищению госимущества немногими лицами…
Еще одно важное событие 1987 года – в Ленинграде появился клуб “Синтез”.
Клуб “Синтез” при ленинградском Дворце Молодежи появился весной 1987 года. Он был создан на базе Клуба молодых экономистов – эта организация бывших выпускников ЛФЭИ возникла в 1984 году (!), еще до всякой перестройки.
Клуб “Синтез” резко выделялся из остального “неформального движения” своим элитарным, замкнутым характером – и полным отсутствием всякой демократии: все вопросы решал Совет из 5 человек, которые сами себя выбрали. Члены Совета решали, какие темы обсуждать – и кому давать слово, а кому нет…
Этот клуб стал фактически филиалом кружка Чубайса – своего рода ситом, через которое чубайсовцы просеивали молодых выпускников ВУЗов, чтобы пополнять свой кружок. На заседания клуба ходило около 30 человек. В работе “Синтеза” принимали участие видные деятели из кружка Чубайса – Михаил ДМИТРИЕВ и Сергей ВАСИЛЬЕВ (оба они выпускники ЛФЭИ). Команда Чубайса получила мощное пополнение из этого клуба: Львин, Илларионов, Маневич, Миллер, Д.Васильев, Кох… Сами чубайсовцы называют это пополнение “второй волной”. Разберем эту “волну” персонально.
1. ЛЬВИН Борис Михайлович. Окончил ЛФЭИ в 1984 году. С 1987 года работал в этом же институте. Был представителем клуба “Cинтез” в общегородском объединении “неформальных организаций” (ЭПИЦентр). В 1988 году Львин выступил на ежегодном чубайсовском семинаре и предсказал развал СССР в течение трех лет (за что его обругали). В 1992 году его взяли работать в Рабочий Центр Экономических Реформ. В апреле 1993 года Львин уехал в США – и проработал там 9 лет, сначала в Международном Валютном Фонде, потом во Всемирном Банке. Львин сейчас активно высказывается в Интернете: критикует команду Гайдара за “реформы”, выступает против нынешней войны в Чечне… Получается, что Львин сейчас чуть ли не единственный порядочный человек из группировки Гайдара-Чубайса! Даже странно, как он с такими взглядами долгие годы работал на кремлевскую мафию, помогал ей выжимать кредиты МВФ! Правда, Львин был в США не на самых высоких постах (советник директора) – директорами МВФ от России были Кагаловский и Глазков…
2. ИЛЛАРИОНОВ Андрей Николаевич. Окончил экономический факультет МГУ в1983 году. В 1990 году начал работать в лаборатории Сергея Васильева в ЛФЭИ. В апреле 1992 года стал советником правительства – сначала у Гайдара, потом у Черномырдина. В феврале 1994 года Илларионов ушел из правительства (хлопнув дверью!) и стал директором Института Экономического Анализа. С 2000 года работает советником президента Путина… Илларионов тоже либерал – постоянно критикует правительство и т.д. Он в начале 90-х годов стажировался не только в Австрии, но даже в Англии и США. Но высокого поста ему чекисты так и не доверили, cлишком уж он неуправляемый… С командой Гайдара-Чубайса Илларионов разругался в 1998 году. Дело в том, что Илларионов еще весной этого года вычислил, что через полгода будет дефолт – и заявил об этом публично. Хотя Чубайс упрашивал Илларионова сохранить это открытие в тайне от народа – и заклеймил потом его, как предателя! Аналитики считают, что именно этим сбывшимся прогнозом Илларионов заслужил свой авторитет у чекистской группировки Путина.
3. МАНЕВИЧ Михаил Владиславович. Кандидат экономических наук. Учился в ЛФЭИ вместе с Кохом (оба поступили туда в 1978 году). Проходил преддипломную подготовку в Венгрии (!) – участвовал там в научном семинаре. В 1992 году Маневич стал директором Института Проблем Приватизации. В июле 1993 года он стал первым заместителем председателя комитета горимущества Петербурга (другим заместителем был Кох, а председателем КУГИ был Сергей Беляев). В декабре 1993 года Маневич возглавил КУГИ. Собчак был недоволен таким назначением, зато при губернаторе Яковлеве Маневич не только сохранил свой пост, но и стал одновременно вице-губернатором. В июле 1997 года обострилась борьба между группировками Чубайса и Березовского, а уже 18 августа Маневича застрелили прямо на Невском проспекте. Тут поработали суперпрофессионалы: снайпер стрелял сверху, фактически вслепую – через крышу автомашины! Как бы умышленно продемонстрировали, что Маневича убила спецслужба, а не какие-нибудь уголовники…
4. МИЛЛЕР Алексей Борисович. Кандидат экономических наук. Окончил ЛФЭИ в 1984 году. Миллер считался самым слабым по научной части в кружке Чубайса – на всех дискуссиях и семинарах он обычно отмалчивался, сидел где-то сзади… В 1990 году Миллер пошел работать в Исполком Ленсовета – сначала в отделе по “экономической зоне”. Но в октябре 1991 года Миллер перешел в Комитет по внешнеэкономическим связям, который возглавлял Путин – и позднее он стал заместителем Путина. Аналитики делают отсюда вывод, что у Миллера были хорошие отношения с КГБ – иначе его на такую работу не взяли бы… Разумеется, так оно и было: вся команда Гайдара-Чубайса была настолько тесно связана с внешней разведкой, что их можно было бы запросто забрасывать в тыл врага! А Чубайсу чекисты могут хоть сейчас дать автомат в руки и отправить в Чечню на “зачистку”…После отставки Путина Миллеру тоже пришлось уйти из администрации Петербурга (в октябре 1996 года). Сначала Миллер работал заместителем гендиректора Петербургского Морского Порта (1996 – 1999 гг.), потом гендиректором Балтийской Трубопроводной Системы (1999 – 2000 гг.). В июле 2000 года Миллер стал заместителем министра энергетики,
а с мая 2001 года Миллер трудится на посту председателя правления “Газпрома”… Смотрите сами, кто в кружке Чубайса на самом деле оказался “слабым” – все умники и говоруны так и не поднялись выше советников!
5. ВАСИЛЬЕВ Дмитрий Валерьевич. Окончил ЛФЭИ и в 1985 году поступил работать в Институт Социально-Экономических Проблем (ИСЭП). Был там секретарем комитета ВЛКСМ, к слову сказать… В 1990 году Чубайс сделал неудачную попытку стать выборным директором ИСЭПа. Надо полагать Дмитрий Васильев активно участвовал в этом деле – поскольку в том же 1990 году Чубайс начал работать в Ленгорисполкоме и забрал Васильева к себе (начальником отдела). В 1991 году Васильев перешел в правительство России, стал заместителем председателя Госкомимущества. В декабре 1994 года он стал заместителем председателя Федерального Комитета Ценных Бумаг (ФКЦБ), а в марте 1996 года возглавил ФКЦБ. В октябре 1999 года Дмитрия Васильева уволили оттуда за кражу денег, которые правительство США выделило на развитие в России капитализма. Видимо, Васильев решил, что капитализм у нас и так развился дальше некуда
6. КОХ Альфред Рейнгольдович. Кандидат экономических наук. Родился в Казахстане, куда был сослан его отец (как немец). В 1983 году Кох окончил ЛФЭИ и поступил там же в аспирантуру. Мы уже говорили о том, каким единственным способом представитель репрессированного народа мог сделать в советское время карьеру в сфере общественных наук (да и где угодно)… В 1987 году Кох защитил диссертацию (Чубайс написал на нее тогда похвальный отзыв). В 1990 году Кох был избран председателем Сестрорецкого райсовета (Сестрорецк подчинялся городу, а не области). В 1991 году он стал заместителем председателя Горимущества (КУГИ). В августе 1993 года Коха назначили заместителем председателя Госкомимущества, в марте 1995 года – первым заместителем. В конце 1995 года Кох непосредственно руководил первыми “залоговыми аукционами”, где бесплатно раздавались самые ценные госпредприятия. В сентябре 1996 года Кох стал председателем Госкомимущества. В марте 1997 года Кох поднялся еще выше и стал одновременно вице-премьером. Но уже 13 августа 1997 года он уволился из правительства “по собственному желанию”. Возможно, Кох этим спас свою жизнь – всего через 5 дней в Петербурге был убит Маневич… Кох занялся бизнесом: поступил в фирму “Монтес Аурес”, которой руководил А.Евстафьев (бывший офицер внешней разведки КГБ из команды Чубайса). После дефолта в августе 1998 года эта фирма разорилась, тогда Кох перешел в Тюменскую Нефтяную Компанию (структура Альфа-банка)… Осенью 1997 года, когда велась усиленная травля команды Чубайса, на Коха завели уголовное дело – по поводу какого-то мелкого мошенничества с квартирами. Ничего серьезного, просто трепали нервы… В декабре 1999 года это дело закрыли.

Есть еще один деятель, который, по некоторым сведениям, входил в кружок Чубайса – это Южанов. Сами чубайсовцы о нем молчат - возможно, по причине “нетрадиционных вкусов” Южанова… Чекисты особенно ценили такие кадры – их легко было вербовать. К слову сказать, в Латвии в начале 90-х годов чуть ли не все правительство состояло из педофилов – был потом страшный скандал, всех разогнали…
ЮЖАНОВ Илья Артурович. Кандидат экономических наук. Окончил в 1982 году экономический факультет ЛГУ, в середине 80-х годов читал лекции в ЛИЭИ, где и познакомился с Чубайсом. В 1990 году Южанов поступил работать в Исполком Ленсовета, в Комитет по экономической реформе. Позднее стал первым заместителем председателя Экономического Комитета мэрии. В 1994 году Южанов возглавил Комитет по землеустройству мэрии. В мае 1997 года он стал председателем Госкомитета по земельным ресурсам. В апреле 1998 года был назначен министром по земельной политике и ЖКХ – но уже в августе 1998 года это министерство ликвидировали. В мае 1999 года Южанов стал министром по антимонопольной политике. В мае 2004 года премьером стал Фрадков – и Южанов опять перестал быть министром, по причине ликвидации министерства… Тогда Южанов занялся бизнесом, сейчас он председатель наблюдательного совета НОМОС-банка. Это крупный банк (активы около 2 миллиардов долларов), он финансирует золотодобычу и торгует золотом… Кроме того, Южанов с ноября 2004 года входит в совет директоров РАО “ЕЭС”.
Есть еще один “молодой экономист”, которого не упоминают в числе участников чубайсовских семинаров, но несомненно принадлежавший тогда к команде Чубайса – это Кудрин. Возможно, Кудрин и был на каких-то семинарах, но его никто там не заметил – это совершенно серая и бесцветная личность (ему бы служить во внешней разведке).
КУДРИН Алексей Леонидович. Кандидат экономических наук. Окончил экономический факультет ЛГУ в 1983 году, но аспирантуру проходил почему-то в Москве, в Институте Экономики. Защитился он в 1988 году – к тому времени этот институт прочно находился в руках “рыночников” (директором там с 1985 года был академик Аганбегян). Потом Кудрин вернулся в Ленинград и стал работать в ИСЭПе. В этом институте Кудрин возглавил группировку молодых ученых, которые боролась за перевыборы директора. Кудрин почему-то сначала вел переговоры с московской командой Гайдара: с Гайдаром, Шохиным и Глазьевым (это были единственные тогда доктора наук среди гайдаровцев) – все они отказались выставлять свои кандидатуры на этих выборах. Тогда Кудрин пригласил Чубайса – тот согласился и получил большинство голосов, но директором ИСЭПа так и не стал (партком добился аннулирования результатов голосования – Чубайс был всего лишь кандидатом наук)… В 1990 году Кудрин по приглашению Чубайса сначала стал заместителем председателя Комитета по экономической реформе, потом возглавил Комитет по экономике и финансам мэрии Петербурга. В марте 1995 года Кудрин стал первым заместителем мэра Собчака (другим первым заместителем был тогда Путин). После поражения Собчака на выборах Кудрин и Путин были уволены новым губернатором Яковлевым. К счастью для Кудрина, новым руководителем Администрации Президента вскоре стал Чубайс – поэтому Кудрину удалось тогда перебраться в Москву и стать начальником Главного Контрольного Управления и заместителем руководителя АП. Приличный пост из рук Чубайса получил тогда только Кудрин – Путину пришлось стать заместителем Кудрина в ГКУ… В марте 1997 года Кудрин вместе с Чубайсом перешел в правительство – стал первым заместителем министра финансов. В январе 1999 года Кудрин стал первым заместителем Чубайса в РАО “ЕЭС”, но уже в июне 1999 года опять вернулся в правительство на свой прежний пост. В мае 2000 года Кудрина назначили вице-премьером и одновременно министром финансов. С марта 2004 года он просто министр финансов, поскольку число вице-премьеров в правительстве Фрадкова было резко сокращено (до одного).
На этом тему “кружок Чубайса” можно закрывать. Чубайс потом попал в правительство, и его команда все время пополнялась, но эти новые кадры были в большинстве своем не питерцы и даже не экономисты. То есть эти деятели не имели никакого отношения к чекистскому проекту “Экономическая Реформа” (они вышли из других структур КГБ)…
Подведем черту: из ленинградского кружка Чубайса попали в правительство: 3 вице-премьера (Чубайс, Кох и Кудрин), 2 министра (О.Дмитриева и Южанов), 5 заместителей министра (Миллер, Сергей и Дмитрий Васильевы, Игнатьев, Дмитриев). Итого 10 человек. Это не считая деятелей более мелкого ранга…
Теперь вернемся к московской команде Шаталина-Гайдара. Мы остановились на том, как в 1986 году на базе ЦЭМИ был создан новый институт ИЭПНТП, куда перешел тогда почти весь отдел Шаталина из ВНИИ Системных Исследований.
Первым директором ИЭПНТП в 1985 году стал Александр Иванович АНЧИШКИН. Он окончил экономический факультет МГУ в 1956 году. Работал в ЦЭМИ (1971 – 1981 гг.), потом преподавал на экономическом факультете МГУ. В мае 1987 года Анчишкин где-то на правительственной даче готовил материалы июньского Пленума ЦК КПСС – и “сгорел на работе”, умер от сердечного приступа… Больше ничего интересного о нем сообщить не можем. Примем к сведению, что и в 1987 году ответственные партийные документы готовили не в аппарате ЦК КПСС, а в институте, где работала команда Шаталина-Гайдара. В ИЭПНТП команду Шаталина-Гайдара пополнили еще два человека, которые позднее получили высокие посты: Сабуров и Вьюгин.
САБУРОВ Евгений Федорович. Доктор экономических наук. Окончил мехмат МГУ в 1970 году, работал в различных проектных институтах. В 1989 году Сабуров начал работать в ИЭПНТП, а уже в 1990 году стал заместителем министра образования. В августе 1991 года его назначили вице-премьером и одновременно министром экономики. Но в новое правительство Гайдара Сабурова не взяли – в декабре 1991 года он оставил правительство. Как-то Сабуров не вписался в команду Гайдара – он на десяток лет старше этой “молодежи” и попал к ним слишком поздно…
ВЬЮГИН Олег Вячеславович. Кандидат физмат.наук. Тоже окончил мехмат МГУ (в 1974 году), потом там же закончил аспирантуру. Но потом Вьгин занялся экономикой и в 1980 году начал работать во ВНИИ Конъюнктуры и Спроса, откуда в 1989 году попал в ИЭПНТП и работал там до 1993 года (дослужился до заведующего отделом). В 1993 году Вьюгина назначили начальником департамента в министерстве финансов, c 1996 года он был заместителем министра финансов, потом первым заместителем министра (до 1999 года). Затем Вьюгин занялся бизнесом – стал исполнительным директором фирмы “Тройка-Диалог” (1999 – 2002 гг.). В апреле 2002 года Вьюгин стал первым заместителем председателя Центробанка (новым председателем ЦБ был тогда Игнатьев – с марта 2002 года).
Еще одного деятеля Гайдар взял к себе в экономический отдел журнала “Коммунист” в 1988 году – это был один из самых продвинутых теоретиков среди гайдаровцев, Улюкаев. Но Улюкаев попал в команду Гайдара какими-то путями раньше – в августе 1986 года он уже был в команде москвичей на семинаре в Змеиной Горке.
УЛЮКАЕВ Алексей Валентинович. Доктор экономических наук (с 1998 года). В 1979 году окончил МГУ, потом преподавал в МИСИ (1982 – 1988 гг.). В 1988 году стал экономическим обозревателем журнала “Коммунист”. В июле 1991 года Улюкаев стал заместителем директора Международного Центра Исследований Экономических Реформ (МЦИЭР). Напомним, что этот Центр организовал в Москве с помощью англичан Кагаловский… В ноябре 1991 года Улюкаев стал советником правительства, в июне 1992 года возглавил всю группу советников правительства. В начале 1994 года он стал заместителем директора гайдаровского Института Экономики Переходного Периода. В мае 2000 года Улюкаева назначили первым заместителем министра финансов.
Итак, мы разобрались с Москвой и Ленинградом. Но у экономистов-“рыночников” был тогда и третий мощный центр – Новосибирск. Разумеется, чекисты привлекли и сибиряков к проекту “Экономическая Реформа”.
Самая крупная фигура из Сибирского филиала Академии Наук – это профессор Макаров. МАКАРОВ Валерий Леонидович. В 1985 году стал директором ЦЭМИ и пробыл на этом посту до 1999 года. Потом вдруг бросил науку и занялся бизнесом – стал заместителем председателя совета директоров Диалог-банка.
Сибирские экономисты выпускали тогда журнал “ЭКО”, который стал печатным органом “рыночников”. Ленинградец Петр Филиппов в 1987 году стал научным редактором этого журнала – а еще до этого он начал в нем активно печататься и организовал в 1986 году в Питере “Клуб друзей журнала ЭКО”. На базе этого клуба, который проводил дискуссии на экономические темы в Доме Ученых и был в 1987 году при помощи Чубайса организован знаменитый клуб “Перестройка”…
Другой крупный деятель из Новосибирска – Павленко.
ПАВЛЕНКО Сергей Юрьевич. Окончил в 1981 году Новосибирский Университет и до 1991 года работал в Новосибирском Академгородке. В 1992 году начал работать в Рабочем Центре Экономических Реформ (РЦЭР) при правительстве, позднее возглавлял РЦЭР (до 1997 года). В 1997 году Павленко стал заместителем начальника ГКУ в Администрации Президента (начальником был тогда с марта 1997 года Путин). В 1999 году Павленко стал заместителем руководителя секретариата Правительства.
Москва, Ленинград, Новосибирск – но и это не все: возможно, был и Ростов! По крайней мере один экономист попал в команду Чубайса оттуда – Мостовой.
МОСТОВОЙ Петр Иванович. Окончил Ростовский Университет и более 10 лет проработал в лаборатории системного анализа (!) при РГУ. В 1991 году Мостовой переехал в Москву – сначала работал в министерстве тяжелого машиностроения, а в 1992 году стал первым заместителем председателя Госкомимущества. Мостовой проработал на этом посту до ноября 1997 года – его выгнали из-за “книжного скандала” (он тоже входил в команду “писателей” и получил 90 тысяч долларов “гонорара”)… Правда, насчет Мостового остаются некоторые сомнения: несмотря на свой “системный анализ”, он все же мог попасть в команду Чубайса по линии северокавказской мафии КГБ. Но одно другому здесь не мешает – все равно все упирается во внешнюю разведку…
Был еще ряд кандидатов экономических наук, которые попали в правительство не по линии Гайдара-Чубайса, а через МГИМО, ИМЭМО и тому подобные учреждения внешней разведки. Их принадлежность к “молодым экономистам” пока под вопросом – мы их оставим в покое. Многое бы прояснилось, если бы удалось узнать – были они на стажировке в Австрии или нет…
Теперь можно подвести итоги по всей команде “молодых экономистов”. Оказались впоследствии на руководящих постах в правительстве следующие деятели.
Москва – команда Гайдара:
Из ВНИИСИ – 2 вице-премьера, 4 министра.
Из ЦЭМИ – 2 вице-премьера, 4 министра, 6 заместителей министра.
Из журнала “Коммунист” – 1 заместитель министра.
Из ИЭПНТП – 1 вице-премьер, 1 заместитель министра. (Руководитель аппарата правительства Головков приравнен к министру)
Итого, 21 гайдаровец: 5 вице-премьеров, 8 министров, 8 заместителей министра.
Ленинград – кружок Чубайса:
всего 10 человек – 3 вице-премьера, 2 министра, 5 заместителей министра.
Ростов – один Мостовой, в ранге заместителя министра.
Общий итог по чекистскому проекту “Экономическая Реформа” такой: всего попали в разное время в правительство 32 человека – 8 вице-премьеров, 10 министров, 14 заместителей министра.
Разумеется, этот список далеко не полный, кого-нибудь да упустили (особенно заместителей министра, их было кошмарное количество). Кроме того, здесь пропущены деятели более низкого ранга (от начальника департамента до советника правительства). Пропущены также те, кто в правительство не попал, а сразу занялся бизнесом. Некоторые даже для бизнеса оказались непригодны – и так и остались при “чистой науке”, сейчас руководят различными институтами. Но возможно, они сейчас находятся в своеобразном кадровом резерве и их время еще придет. Им около 45-50 лет, не такие и старые – вполне еще могут попасть в правительство. У чекистов “безотходное производство” – каждому стукачу найдут место по его способностям! Одни проворовались и засветились – тут же на их место ставят других…
По нашим подсчетам, таких экономистов из команды Гайдара-Чубайса, которые пока не получили высокий пост в правительстве оказалось 33 человека. Разумеется, таких мелких деятелей отслеживать еще труднее и мы многих упустили. Можно оценить только порядок величины: всего в проекте внешней разведки КГБ “Экономическая Реформа” было задействовано около 100 “молодых экономистов”. Этого “запаса” чекистам хватит еще лет на 20!
Я уже писал об этом. Да! Был то, что Вы называете "Андроповский проект". Но я был приглашен. И не служил в Организации. Ю.В. использовал мои мозги. Я занимался концептуальной разработкой экономичнской части Проекта под Оком Ю.В. Все было секретно. Я был уверен в то время, что работаю самостоятельно. Хотя и возникали подозрения по поводу моих научных консультантов из ИМЭ АН. Но дело они знали и очень мне помогли.
Профессор Преображенский
6.    http://www.stringer.ru/Publication.mhtml?PubID=400&Menu=&Part=39&Page=0

ЛОНЖЮМО ИМЕНИ АНДРОПОВА
12 Февраля 2002 
Двадцать лет назад попытки управлять страной методами спецслужб закончились провалом. Сейчас мы наблюдаем новую попытку из этого же ряда. Ах, если можно было бы вернуться назад! Ах, если бы смерть тогда не унесла умного и волевого Андропова! Возник своего рода андроповский миф. Действительно, «проект Андропова» существовал, и именно из него вышли такие известные ныне люди, как Анатолий Чубайс, Сергей Глазьев, Петр Авен.
Ставка - на сверхкорпорацию
Вячеславу Сергеевичу К. немного за пятьдесят. Двадцать лет в разведке, десять лет в крупном бизнесе. Его рассказы очевидца, а иногда и участника событий переворачивают вверх дном устоявшиеся представления о нашей недавней истории.
На рубеже 1970-х и 1980-х страна провалилась в кризис. В 1979 году минимум треть регионов села на свои карточки. А Юрий Владимирович Андропов примерно тогда же и пришел окончательно к необходимости экономической реформы. Потому что мыслил системно и видел, что корень зла - в экономике.
В Андропове, как и в других вменяемых руководителях того времени, идеологии было не больше, чем в баллистической ракете. Коммунистическая идея была лишь одним из инструментов международной конкуренции.
Замысел Андропова, как я его могу сейчас реконструировать, опирался на использование тогдашних конкурентных преимуществ Советского Союза, который представлял собой одну огромную корпорацию, обладавшую финансовой независимостью, хозяйственной замкнутостью и колоссальным технологическим потенциалом, «запертым» в военно-промышленном комплексе. Все это, в отличие от Запада, он мог концентрировать в решающем месте и в решающий момент, - так нам, по крайней мере, тогда казалось. Мы считали, что СССР можно действительно превратить в некую корпорацию «Красная Звезда», равной по силам которой на мировом рынке просто не окажется.
Главным преимуществом СССР были технологии, однако он не мог обеспечить их распространение в народном хозяйстве. «Внедрение научно-технического прогресса», как это тогда называлось, оставалось принципиально нерешаемой в рамках советской системы задачей. Поэтому Андропов решил обеспечить выигрыш времени, чтобы экономика начала воспринимать собственные технологические достижения.
До окончательного выздоровления советской экономики сфера применения передовых технологий внутри страны ограничивалась бы ВПК. Относительно устарелые, но все равно опережающие «мировой уровень» технологии передавались бы крупным объединениям, которые привлекали западные капиталы. В результате наши союзники по Варшавскому договору превращались в «индустриальный придаток» Советского Союза, а он, в свою очередь, концентрировался бы на создании новых технологий.
Крупные объединения, привлекающие западные капиталы в советские технологии, должны были выходить на мировые финансовые и фондовые рынки. Карикатурой на эти объединения стали структуры, создававшиеся в начале 90-х - достаточно вспомнить знаменитую государственную корпорацию АНТ, которую почему-то называют «кооперативом», консорциум «Деловой мир» и некоторые другие.
Кроме того, именно Андроповым впервые в истории была поставлена задача создать технологии манипулирования мировыми рынками, в первую очередь финансовыми. Эта задача потребовала колоссальных математических и психологических исследований, создания целой новой отрасли математики и, насколько я знаю, увенчалась успехом, хотя и спустя много лет после его смерти.
Стратегической задачей Андропова было изменение, как говорили на заре горбачевщины, «хозяйственного механизма». Чтобы проверить на всякий случай реальные возможности хозрасчета, да и занять экономистов «косыгинского призыва», он почти сразу же после избрания генсеком начал знаменитый «эксперимент по изменению условий хозяйствования», подведение итогов которого в 1985 году и дало жизнь всей нашей экономической публицистике.
Откуда пошел «Чубайс и Ко»?
Встал вопрос: а где взять профессиональных специалистов по экономике? Толковые экономисты у нас к тому времени остались только в теневом секторе, но они работали на уровне предприятий и не могли оздоровить страну. Косыгинским «шестидесятникам», готовившим несбывшийся хозрасчет, катастрофически не хватало кругозора. Все, что они могли - это требовать доведения до конца выхолощенной косыгинской реформы, которая в начале 1980-х изрядно устарела.
Андропов пришел к необходимости ковать новые кадры экономистов самостоятельно, «с нуля». В СССР готовить экономистов для «СССР-корпорации» было некому. Официальная наука отвергала сам факт существования противоречий при социализме, наглухо заблокировав возможность создания специалистов по разрешению этих противоречий. Они были в виде «специалистов по расшивке узких мест». Тогда их называли «системщиками», сейчас назвали бы «бизнес-консультантами» на уровне отдельных предприятий и даже корпораций-министерств, но в масштабах народного хозяйства даже простое представление такой профессии вполне могло быть расценено как «антисоветская деятельность».
Андропов пошел проверенным путем: раз специалистов нет и внутри страны их некому воспитать, значит, надо обучать их за пределами страны, на основе иностранного опыта. Парадоксальным было то, что впервые в истории так предполагалось обучать не специалистов идеологически нейтральной технической сферы, а фактически будущих лидеров государства, по крайней мере, интеллектуальных. То есть Ю.В. решил пойти по пути Ленина, который в 1910-х годах создал во французском городке Лонжюмо партийную школу для подготовки будущей коммунистической элиты. Изрядно позабытое ныне, тридцать лет назад слово «Лонжюмо» стало популярным благодаря вдохновенной поэме Андрея Вознесенского (тогда он пел дифирамбы коммунизму, а не демократии).
По замыслу Андропова, новые экономисты должны были впитать в себя эффективные рыночные механизмы и ценности, самостоятельно отбросив шелуху прямых провокаций, нацеленных на подрыв национальных интересов СССР, и в целом все неприемлемое. Наши стажеры должны были обогатиться новыми рыночными знаниями и самостоятельно провести их синтез с советской реальностью и задачами модернизации СССР. Андропов рассудил, что должный «идеологический контроль», а на деле - контроль с точки зрения конкурентных интересов СССР - смогут обеспечить за обучаемыми «стажерами» стратегически мыслящие сотрудники его ведомства. В результате часть специалистов - не только из КГБ, но и из некоторых других структур - была специально для решения этой задачи направлена «под крышу» Госстроя СССР и оттуда координировала работу. А в роли Люнжюмо решили использовать Международный институт прикладного системного анализа в Вене. Это - структура, о которой надо говорить отдельно. Весьма интересная, эффективная и специфическая структура.
Сказано - сделано. Выявили талантливых, незашоренных молодых экономистов и экономистов-математиков. Через каналы, оставшиеся еще со времен косыгинской реформы, обеспечили их взаимодействие с институтом в Вене. Формат работы установился очень быстро: проходили регулярные, по-моему, ежеквартальные семинары, на которые приезжали наши «стажеры» в сопровождении «кураторов» и встречались там с западными «специалистами по управлению», половина которых была офицерами западных спецслужб. Не могу отделаться от ощущения, что они знали нас так же хорошо, как и мы их, хотя до предательства Калугина, сдавшего практически всю нашу невоенную разведку, оставалось еще ой как долго.
Их интерес был прост - повлиять на нашу будущую элиту. По моей информации, они до смерти Андропова (а может, и позже) не знали наших замыслов и считали этот семинар просто одним из многих каналов подготовки специалистов, хотя и потенциально высокого ранга. Каждый день, после занятий, на котором наши западные партнеры рассказывали нам, как правильно повышать эффективность советской экономики и как рыночные отношения решили бы разом все проблемы советского общества, мы собирали свой, внутренний семинар, на котором пункт за пунктом показывали, как предлагаемые ими меры разрушили бы всю экономику СССР без остатка.
Таким образом, мы показывали неприменимость слепого копирования западных рецептов, которые нам навязывались. Очень многое нам нравилось, очень многого мы не понимали, и наши более образованные стажеры часто разъясняли нам многие подводные камни.
Под крышей венского Международного института прикладного системного анализа развернулась захватывающая борьба советских и западных спецслужб за души и мозги двух десятков советских молодых специалистов, которых Андропов готовил на роль спасителей и преобразователей советской экономики. Отбор был жесточайший, более половины группы отсеялось: некоторые из-за недостатка способностей, кто-то по этическим причинам, так как почувствовал, что ими манипулируют, но те, кто остался, действительно, вошли в историю России.
Можно назвать, например, Гайдара, Чубайса, Авена… Один из наших «стажеров» и сегодня занимает прекрасную должность в администрации президента, другой, пройдя крайне извилистый путь, «приземлился» в качестве члена Совета Федерации. Думаю, его карьера там и окончится. Третий стал известен в 1990-е как блестящий либеральный идеолог.
Интересно, что Гайдар пришел в группу позднее, уже после смерти Андропова. Тот не потерпел бы человека с таким мягким характером. Однако в бардаке, который начался после смерти Ю.В., процесс вышел из-под нашего контроля и стал стремительно развиваться по собственным законам.
Из спасителей - в мародеры
Андропов правил недолго. В марте 1984-го его похоронили. Вся его программа сломалась. Наши стажеры, будучи ребятами умными, очень быстро и очень четко осознали, что им доступны только две линии поведения.
Первая - защита интересов разлагающегося Советского Союза. После смерти Андропова эта защита стала крайне трудной задачей. Вторая линия заключалась в слепом принятии стандартных западных рецептов, навязываемых иностранными партнерами. Никаких здесь тебе интеллектуальных затрат, «все прогрессивное человечество» - за вашей спиной и колоссальная финансовая подпитка. Когда страна рушится, главными становятся личные интересы.
Нельзя винить наших стажеров за то, что они практически единодушно приняли участие в грандиозном грабеже России. Ведь Андропов отбирал их именно за соответствующие склонности: чтобы ими было легко манипулировать всегда, на любых, сколь угодно высоких постах, даже если власть КПСС рухнет, и в стране останется только КГБ. Но он и в кошмарном сне не мог представить себе полного краха всей системы, в условиях которого манипулировать нашими сотрудниками будем уже не мы. Вот, собственно, и вся история.
Обидно понимать, что твоя работа обернулась против твоей же страны. Но команда получилась что надо - цельная, жестко ориентированная на результат, способная отбирать и вовлекать новых талантливых членов, и я еще поработал с ней. Она была из-за кулис подобрана и накрепко спаяна профессионалом еще сталинской выучки. Андропов же был выученик Куусинена, который должен был возглавить Советскую Финляндию после Зимней войны.
Ю.В. внимательно следил за отбором стажеров. Окончательные решения принимал только сам. Когда колебался, даже киноматериалы смотрел - как человек держится, смотрит, говорит.
Вячеслав Сергеевич, а знал ли о планах Андропова кто-нибудь, кроме него самого?
Американцы, безусловно, знали, - но только первую часть плана Андропова, только то, что на самом деле было тактикой. Поэтому все силы бросили на торможение плана превращения СССР в сверхкорпорацию. Бездарность горбачевской конверсии, ее ориентация на западные подачки была результатом, в том числе, и осознанной политики США.
Что касается второй, стратегической части создания «Лонжюмо», - думаю, тогда об этом они не догадывались. В начале 90-х, когда они уже полностью перехватили управление нашими «стажерами», они должны были узнать уже все, и во всех деталях. Но не раньше.
В Союзе какие-то кусочки знали многие. Тот же Михаил Любимов написал книгу, в которой Андропов выступает как главный дирижер распада СССР, правда, почему-то надеющийся на протест народа и «живое творчество масс». Это литературная ошибка: что-то, а советский народ, после всех чисток и насилий, ленивый, трусливый и склонный к предательству.
Я тоже, хоть и непосредственно участвовал в процессе, видел лишь отдельные элементы. В более-менее целостную картину они сложились лишь позже, когда мне пришлось вместе с моими коллегами разрабатывать план того, что, реализованное по другому сценарию, получило название «ГКЧП». Но это - уже другая история…
Предостережение
Не знаю, отдавал ли Андропов себе отчет в том, что встал на путь организации самоподдерживающегося процесса в недрах советского общества, независимого от него самого. Думаю, он не мог себе представить ситуации, когда его «ударное подразделение» выйдет из-под его контроля. За эти годы я много думал о причинах нашей неудачи, эти мысли терзали меня, и я убежден, что она была неслучайной. Дело не в смерти Андропова, и при нем все пошло бы наперекосяк. Наша ошибка была фундаментальной: мы пытались силами спецслужб компенсировать разложение государства, силами части остановить гниение целого. История учит, что в таких случаях спецслужбы обычно хитрят и в конечном счете обманывают сами себя. Разыгрывая сложные и долговременные комбинации против долгосрочных исторических процессов, службы не понимают своей собственной кратковременности. В результате они намечают себе слишком длинную дистанцию, с которой неминуемо сходят задолго до конца «забега». Почему? Да потому, что они вовлечены в десятки других, менее значимых, но не менее интенсивных конфликтов.
Вспомним Алексея Зубатова, одного из блестящих деятелей царской охранки. Его опыт бесценен: он кропотливо создавал «ручные» организации рабочих, которые на время полностью раздавили экстремистов-революционеров. Но Зубатова не стало на его посту - и созданные им организации быстро радикализировались, став источником более опасного, чем можно было предположить, революционного движения. Лекарство оказалось страшнее болезни.
Генштаб кайзеровской Германии бережно и терпеливо раздувал огонек большевистского движения в России - давал деньги, направлял революционеров - и добился своего: революционная Россия подписала Брестский мир и позволила Германии избавиться от стратегического кошмара - «войны на два фронта». Но власть кайзера рухнула уже через год после российской революции, а выкормленные им большевики, придя к власти, не жалели сил для организации революции в Германии.
Эти примеры можно множить бесконечно. Они учат одному: невозможно с помощью спецоперации остановить объективные процессы.
Беседовал Стрингер-007
7.      Г.П. Разумовский разговорился (из выступления на презентации книги «В Политбюро ЦК КПСС… По записям Анатолия Черняева, Вадима Медведева, Георгия Шахназарова (1985–1991)» , Москва, «Альпина Бизнес Букс», 2006
19 сентября 2006 года
Разумовский Г.П. Берусь утверждать, что я не прочел книгу от начала до конца так, как она заслуживает. Это не та книга, которая читается залпом. Даже для меня, для непосредственного участника многих дискуссий, очевидно, что надо читать ее с карандашом в руках и основательно читать.
Начну с того, что вопрос о перестройке для меня никогда не был праздным. Впервые я глубоко задумался не в 1985 году, конечно, а в году 1964-м.
Горбачев М.С. И молчал.
Разумовский Г.П. И молчал. Но не всегда молчал, конечно. Почему я отнес это к 1964 году? В марте месяце, в 28 лет, путем 15-минутной процедуры я был избран первым секретарем райкома партии на Кубани по предложению секретаря крайкома. Я знаю, что двумя годами раньше Вы в этом качестве оказались в Ставрополе. И вот тогда я остался у себя в кабинете новом совершенно и понял, что это нездорово, наверное, вот так вдруг не просто избрать, а наделить меня практически неограниченными полномочиями. А где начинались и кончались полномочия сельского первого секретаря райкома партии? Да они были там вот. И это в сочетании с тем, что я еще и по многим вопросам, включая рост производительности труда, должен был отчитываться. Что-то не стыковалось даже в то время с моими убеждениями.
Больше того, сомнения о недостаточной легитимности меня не покидали и тогда, когда я голосовал в Верховном Совете в 1977 году за Конституцию, где присутствовала статья шестая о роли партии. Но это к тому, что я был среди тех, кто воспринимал перестройку и умом, и сердцем.
По-моему, сегодня представлена нам очень нужная книга. Есть повод для глубоких раздумий, почему все-таки не велись протокольные записи в Общем отделе, с редакторской правкой после, а настоящие протокольные записи, которые докладывались бы руководителю Политбюро – Генеральному секретарю. И сегодня бы мы не терялись в догадках на счет вкусовщины в подаче тех или иных фактов.
Я почему-то думаю, что отказ авторов книги от претензий на стенографическую точность не может исключить, если не попыток опровержений со стороны некоторых названных в тексте персонажей, то комментариев, граничащих с ними. Другой вопрос – прозвучит это публично или где-то там в кулуарах.
Этот тот случай, когда не дух буквы главенствует, а дух произносимого и дух произносящих, мне кажется. По этому читатель будет судить о содержании книги.
Человек беспристрастный и не закомплексованный прочтет книгу, и я уверен, найдет ответы на очень многие вопросы, на те вопросы, которые он не находит, в том числе у авторов воспоминаний даже из числа участников этих дискуссий, которые описываются в книге. Ибо, в принципе, всякий комментарий субъективен, а у подверженных конъюнктурному подходу в оценке событий и фактов он находится далеко за пределами обычного, даже житейского толкования. Это уже нечто другое. Порой, осознавая в себе налет консерватизма во взглядах в то время, мы, как правило, старались найти в себе силы, волю, чтобы преодолеть этот консерватизм. Это делалось в том случае, если мы по-настоящему, а не на словах старались, были озабочены поиском путей решения тех или иных проблем.
Я считаю это естественным состоянием человека, если он на деле демонстрирует все-таки глубокий поиск, а не пытается оправдать сегодня и тогда свое такое положение инертного человека. Собственно, я таким увидел в книге большинство участников дискуссий по большому спектру очерченных перестройкой вопросов. Другое дело, мировоззренческая ортодоксия, которая в период перестройки встала на пути преобразований.
Книга, как никакие другие источники, убедительно подтверждает, насколько непреодолимым оказалось такое состояние человеческих душ на всех уровнях общества сверху донизу. Пожалуй, не оспорим тот факт, что каждый персонаж из поименованных в книге представлял, как правило, не только себя, а целые слои общества. Поэтому читатель сможет четче представить себе, как сложно было вести «корабль» перестройки, да еще и по неизведанному курсу, когда в условиях беспрецедентной гласности прозрачность всего процесса преобразований носила неоспоримый характер.
Читатель также наверняка отметит дефицит конструктивного подхода в высказываниях некоторых участников дискуссий по конкретным проблемам. Можно было слышать пространные высказывания, подходы - и ничего конкретного. Дефицит абсолютный. Особенно, я должен сказать, у тех из участников, которые, собственно, несли персональную ответственность за экономические преобразования в стране, за реформы в экономике. Были же люди конкретно, находившиеся у руля.
Я не могу забыть, с каким неприязненным неприятием воспринималась моя записка по итогам поездки в Китай. Эта поездка была первой после длительного похолодания в наших отношениях. Я возглавлял делегацию Комиссии законодательных предположений Верховного Совета. Делегация была не партийная, но пробыли мы 10 дней, и я написал записку. Ее читать никто не хотел. Причем отвергали, не читая, не предлагая никакой альтернативы порой. Это меня до сих пор возмущает, тем более что успехи китайская экономика, по-моему, демонстрирует всему миру.
Поэтому готовность высказаться по изменениям и критериям такого фундаментального, базового плана далеко не всегда была сопряжена с готовностью предложить что-то конкретное - из разряда мероприятий прикладного характера, которые ждет практика. Трудно представить себе даже и Президиум Академии наук, где 90 процентов времени члены Президиума отдавали бы только фундаментальным наукам, не замечая того, что они не находят своего отражения в повседневной жизни.
И последнее. Внимательный читатель заметит, мягко говоря, несамокритичный подход в выступлениях ряда участников дискуссий. Это красной линией проходит. Любой фрагмент, любой раздел берите и там это видно.
Несамокритичный подход в высказываниях участников...
Горбачев М.С. Георгий, ты высказал важную мысль: субъективизм присутствует. Я бы даже сказал – не субъективизм, а субъективное начало. Потому что каждый – личность, каждый имеет свое воззрение и т.д. Это присутствует. Но я, например, прочитал, конечно, не раз, прежде чем материал пошел в работу. И пришел к выводу, что его достоверность я не ставлю под сомнение.
Разумовский Г.П. Нет, Вы меня неправильно поняли. Я говорю о комментариях, которые сегодня мы слышали...
Горбачев М.С. Ты сказал, что дух присутствует. Можно деталями, разными словами выразить, но у меня не возникло при чтении сомнений, что дух передан правильно. Почему я тебя спрашиваю, ты же – участник.
Разумовский Г.П. Несамокритичный подход в высказываниях просматривается. Я закончу эту мысль.
Реплика. В книге?
Горбачев М.С. У тех, кто в дискуссии участвует.
Разумовский Г.П. У участника дискуссий просматривается несамокритичный подход. Речь идет о его проблемах. Он как-то элемент отчетности должен подчеркнуть. Нет, уходит в сторону, говорит обо всем, ищет причину неудач где-то в смежных областях, а то и в концепции самой перестройки. Разве я не прав, Вадим Андреевич?
Медведев В.А. Ты имеешь в виду несамокритичность...
Разумовский Г.П. Не в ваш адрес. Вы так внимательно слушаете, как будто бы я вас собрался здесь раскритиковать. Я как раз хотел подчеркнуть, что как участник обсуждений, я не нашел ответа. Порой за мелкотемьем, интенсивной эмоциональной окраской высказываний обнаруживалась имитация бурной деятельности некоторых. Так ведь, Анатолий Сергеевич?



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>