Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интергация

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

11 февр. 2015 г.

Фёдор Мамонов: Наше бремя

Не постесняемся признать: главный грех либерально-советоидной и лево-националистической публики не столько полное невежество (это, поверьте мне, в данной ситуации ещё не так страшно), сколько полу-образованность, заносчивая «образованщина», иными словами, какой-то истерический порыв к доказыванию своей «интеллектуальности» посредством демонстрации своей же умопомрачающей глупости. Но если для либерало-совков такой расклад не нов, они и так уже с начала прошлого столетия комплектуются из полных идиотов, которым в добавок и «медведь на ухо» наступил (отсюда их ненависть ко всему классическому), то закисание националистов в том же болоте, по меньшей мере, удивляет. И те, и другие, скажем так, не любят религию (как будто от их мнения хотя бы что-то зависит! увы, но от них не зависят даже они сами…). Смешней всего здесь причина подобной нелюбви. Она объясняется общим для сегодняшней псевдо-человеческой скотомассы представлением о неприличности веры в Бога. Лично для меня неприличным является как раз следование избито-побитому штампу «Бога нет». Увы, но Бог как то позабыл спросить этих низколобых ублюдков (как советских с либеральными, так и националистических) о своём существовании… Единственный плюс от этого атеистического «ансамбля песни и пляски» состоит в том, что благодаря ему мы можем наблюдать весьма поучительную, хотя и неприятную до тошноты картину: юродствующих облезлых обезьянышей, уверенных, вплоть до какой-то своей, обезьяньей «святости», в приличии материалистической пошлятины и, соответственно, в неприличии религии.


Могут ли они подумать, что Тот, веру в Кого они считают «неприличной» способен меньше чем за долю секунды обратить и «секулярную европейскую (европейскую ли?) цивилизацию», и «великую (великую ли?) советскую державу», и «русский (русский ли?) народ»…нет, не в груду мусора (эти конструкты и так ничего кроме груды мусора не представляют), а в зияющее своей ничтожностью абсолютное Ничто? Предугадывая подленький контр-аргумент («а чего ж не превратил, а?» – здесь просто обязательна подленькая интонация, без которой этот вопрос представить нельзя) отвечаю заранее: и обратит. Когда выращенные Им воспитанники готовы будут собрать обильную жатву (т.е. то, что осталось от всяких там «народов», «держав» и «цивилизаций»), вот тогда и обратит.

Не подумайте, что я как-либо оправдываю морализм и ныне распространённый «фундаментализм». Пресловутые «православные хоругвеносцы» были бы уродливым явлением даже если бы состояли на учёте (а при такой «вере» как у них, в церкви можно разве что «на учёте» состоять) не в красном Московском Патриархате, а в Катакомбной или Зарубежной церквях. Защищать этот причудливый маразм нео-советской жизни, вобравший в себя и азиатскую стадность, и пуританскую тупость, и коммунистическую «деловитость», нет никакого желания. Сергианам мы можем смело ответить предсмертными словами Альфреда Розенберга (человека русской культуры, превосходно знавшего русский язык, но предавшего Россию ради Германии), сказанными пришедшему к нему за исповедью протестантскому священнику: «В ваших услугах не нуждаюсь». Доработает исходную мысль: лучше исповедовать зороастризм, дзен или европейское язычество, хотя бы какой-то более-менее благородный религиозный принцип, нежели быть сергианским или атеистическим мерзавцем.

Но стоит только пройтись с небольшим экскурсом по нездоровому творчеству современных национал (либерал-, коммуно-)-атеистов, как после слов о неприемлемости христианства, т.к. оно «иррационально» (sic!), хочется сделать хмурую менторскую рожу и навеки вечные удалиться от этого сонма глупцов. Христианство, как и любая другая подлинная (не в смысле «истинности» учения, а в смысле искренности и неподдельности религиозности), носит сверхрациональный характер. Иррациональность – черта низших религиозных форм, в основном неевропейских, от негритянского вуду и до язычества советского пошиба. Наука подобно религии несёт на себе отпечаток сверхрациональной мощи. Доказательство этому хотя бы история всей европейской математики, выросшей, к священному трепету азиатско-безбожного «скопища сатанина», из самой пылкой религиозности. Определённо, между религиозным и математическим началом есть морфологическое единство, второе неопровержимо вытекает из первого (трагедия современной математики в том, что она ассоциируется с крайним техницизмом, в то время как должна рассматриваться и преподаваться как гуманитарная дисциплина). Пантеон европейской религиозно-математической мысли уже нельзя перечеркнуть или пересмотреть; как был он религиозным, так и религиозным и останется. Тут и апполонист Пифагор, без которого слово «арифметика» теряет всякий смысл. И епископ Бриксенский Николай Кузанский, который, созерцая беспредельность Бога в природе, открыл основы исчисления бесконечных величин. И Лейбниц (между прочим, почётный основатель Российской Императорской Академии Наук), протянувший нить от своих чисто метафизических размышлений о природе Божественного до проблемы беспредельной протяжённости (потом это начинание Лейбница подхватил Пуанкаре в Anlisys Situs), которая вне христианства вообще не могла бы быть поставлена. Трудно не упомянуть убеждённейшего христианина Декарта, с помощью философско-математического преподавания обратившего в католицизм королеву Швецию Кристину и пфальц-графиню Елизавету. Данный пантеон может быть дополнен именами Платона, Кеплера, Ньютона и другими.

Это всё и называется европейским мышлением, которое вмещало и будет вмещать в себя религиозную, мистическую беспредельность, в т.ч. и в политике (опять же, если мы говорим о политике, а не о «политиканстве»; хотя начитавшиеся вырожденческих бредней Макиавелли «русские националисты» предпочитают именно «политиканство» и потому постоянно остаются в дураках).

И только маленький, нелепый советский человечек поднимает на знамя такую же гнусную как и он сам идейку «национализма без религии». Тогда уж никакого национализма не надо!

Будь «План Ост» не агитпроповской фальшивкой, я бы предпочёл все предусмотренные в нём положения т.н. «восточной политики», предпочёл бы даже потерю Россией Украины с Белоруссией и Кавказом, если бы немцы помогли насильно насадить среди осоветившихся русских православие – наиболее сверхрациональную и геометрически стройную религию мира. Обмен тысяч квадратных километров чернозёма на повторное крещение Руси немецким кнутом и штыком был бы далеко не самым худшим (а может и самым выгодным; для русских, естественно) обменом в русской истории. Но, увы, не реализовался даже такой вариант возрождения национальной России. А тем временем, если и скрупулезный германский хирург, в рядах армии которого помимо солдат шли и капелланы, иногда даже крестившие под руку попавшихся подсоветских зверят, не смог навязать этому народу Веру, то что говорить о собственно русских национальных силах? Помнится, епископ Андрей Ухтомский, духовник сибирской армии Колчака, активно пропагандировал идею церковно-приходских советов, но неудачно: армию русских белых крестоносцев разгромили, на место советов церковно-приходских пришли рабоче-крестьянские, а самого Андрея Уфимского в конце концов расстреляли. Невольно сочувствуешь испанцам, у которых белые победили. Национальное движение бывшей хозяйки половины земного шара прекрасно характеризуется словами генерала Франко на торжестве 12 октября 1937 г. о том, что ведущаяся война не гражданская, не война испанцев против испанцев, и не идеологическая, националистов против марксистов, а война тех кто верит в Бога (т.е. католиков, протестантов, православных и мусульман, сражавшихся в рядах испанской армии) и тех кто в Него не верит. Ползти и ползти ещё русским националистам до таких признаний.

Не менее трагикомичны, принявшие уже вид какого-то ритуального глумления, нападки на формулу «Быть русским значит быть православным». Пожалуй, сегодняшние 80% населения РФ православными и вправду не назовёшь при всех натяжках. Но и русскими эту русскоговорящую плесень тоже назвать нельзя. Уже поэтому идею национализма можно смело хоронить. Одно спасение – национализм религиозный. Конечно, такая разновидность национализма «профессиональным русским» будет до раздражения неприятна. Но куда деваться, раз нашего «образованца» на каждом шагу поджидают пренеприятные сюрпризы. Огласим один из них: что, по-вашему, останется от имперской литературы, если из неё вымарать религиозную тематику? На самом деле, я бы не сказал, что от неё совсем уж ничего не останется. Кое-что всё-таки останется. Например, «Недоросль» Фонвинзина, несколько пышных описаний обедов и кутежей у Державина, полупорнографическая повесть «Пригожая повариха или похождение развратной женщины». Ну ещё «Лука Мудищев» Баркова, которого, кстати, для поддержания боевого духа распространяли среди красноармейцев в советско-германскую. Касаемо же ведущих имперских поэтов, Ломоносова с «Размышлением о Божием величиствии», Хераскова с «Россиадой», Державина с одой «Бог», Тютчева и Фета с их апофатическими напевами – то в их лице мы сталкиваемся с исключительно религиозным творчеством, которое вне религии, а тем более в оппозиции к религии, не может быть понято. Чтобы изъять христианско-мистические проблемы из наследия Пушкина придётся вычеркнуть 90% написанного им (в т.ч. «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Скупой рыцарь», «Пророк», «Отцы пустынники и жены непорочны», «Когда для смертного умолкнет шумный день», «Странствующий христианин», «Пророк» и многое другое), оставив только второстепенные и третьестепенные вещи. Лермонтова придётся «кастрировать» ещё жестокосердней, все выдающиеся его произведения связаны с «неприличной» стаду совков и пост-модернистов религиозностью («Демон», «Ветка Палестины», «Колыбельная» и др.). Даже мужицкий Некрасов и то вопиющий образчик «религиозника». Перечисляем всё это мы не случайно, ибо связь между имперским нациостроительством и имперским творчеством кричаще прямая. Русский «Периклов век» навеки запечатлён в истории религиозным и христианско-мифологичным, как бы то не хотелось «убойному скоту для ада» (св. Иероним).

Ввиду этой страшной атеистической опустошённости все политические силы РФ напрочь лишены всякой гениальности и святости, а, следовательно и героизма, если, конечно, под «героизмом» иметь ввиду не продукт массового производства и не игру, вроде краж в супермаркетах или поджога иномарок. Поэтому-то в России нет предпосылок для появления таких светлых личностей как Корнелиу Кодряну. Нет их и для появления интеллектуалов уровня Дмитрия Льотича (сербский националист прогерманской ориентации, основатель Сербского Добровольческого Корпуса; вдохновлялся сочинениями Паскаля и книгой Франциска Сальского «L'Introduction à la vie dévote»). Зато есть нагромождение псевдо-интеллектуалов, берущихся за рассуждения о национализме, социализме, либерализме, материализме, идеализме без самого минимального багажа знаний по этим вопросам. Может ли русский националист прочувствовать «СССР – не Россия» И. Ильина, не ознакомившись с его «Аксиомами религиозного опыта»? Ведь ненависть русского к анти-России – в первую очередь, религиозная ненависть, ненависть к царству пошлости, царству тупости ко всему, что связано с потусторонним миром.

Знаю, что в ответ на всё выше написанное меня в очередной ряд заклеймят «солипсистом», прибавив к моей характеристике ещё и ярлык «мракобеса». В конце концов, зачем лукавить: я и вправду, несмотря на мой молодой возраст, предельно «анти-современнен». Основа моего национализма – не поклонение реальному, но испорченному народу, а вера в существование и конечное воскрешение покойников предвечной России; идейный принцип, истинность которого не зависит от переменчивых взглядов толпы. Если вы живёте в условиях пост-модернизма и довольствуетесь этим, то я сознательно окунул себя в толщу классической цивилизации и не вижу в этом никакой «придури»: современный мир настолько ужасен, что даже полное отрешение от него (что, естественно, не выход) достаточно умный вариант поведения. Человеку не только Средневековья, но и викторианского века пришлось бы перерезать себе горло от позора, исполни он один раз то, что ежедневно исполняют в качестве своих обязанностей наши современники.

Посему «быдлом» в образованных кругах принято обозначать не плюнувших в блевотину «национализма без религии» и прочего национал-большевизма (а «атеистический национализм» - одна из его форм), а, напротив, пресных и потасканных адептов мантры «Бога нет».

Посему мы несём и будем нести бремя религии. Не отягчающее нас, но дающее ощутить себя человеком, не двуногим скотом. Бремя фаустовских дерзаний, бремя прозрений и светлых помешательств, которые одни только и способны вывести человечество из дьявольской пресности. Бремя Платона и Ньютона. Бремя Карла Великого и Петра I. Бремя Лейбница и Паскаля. Бремя Унгерна фон Штернберга, Кодряну, де Риверы… Бремя фронта живых и мёртвых, против которого не устоят нахлебники материализма, паразиты на теле нашей христианской цивилизации.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru