Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интергация

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

15 нояб. 2014 г.

Оксана Забужко: Мы возвращаемся к средневековым добрым связям и в этом наш шанс

В интервью польскому изданию «Политика» известная писательница Оксана Забужко рассказала о выборах в Украине, возможности нового Майдана и о том, почему мир сейчас возвращается к средневековью.

- После выборов Вы почувствовали облегчение?


Хорошо, что они произошли, нам нужно действующее государство. Но на самом деле новый парламент Украины был нужен с 16 января, когда предыдущая Верховная Рада потеряла легитимность, принимая диктаторские законы. Должны, однако, помнить, что доверие к политическому классу в украинском обществе на низком уровне, среди элиты нет внятных героев и лидеров, политики ведут себя так, как будто выжидают. Если бы еще в декабре прошлого года они показали готовность и способность к сотрудничеству и солидарности с Майданом, мы могли бы избежать кровопролития.

Итак, хорошо, что имеем парламент, но должны помнить, что пока не изменилась избирательная и политическая системы - наши партии имеют мало общих черт с партиями западными, в которых люди объединяются вокруг определенных идей. У нас же продолжается неутомимая псевдодемократическая кадриль и построение программы на основании моды. Во время предыдущих выборов, два года назад, была мода на интеллектуалов, и мы с коллегами не знали, как избавиться предложений стартовать в кампании. Ныне имели моду на бойцов - кандидаты пытались превзойти друг друга, подчеркивая свои военные заслуги.
Удивительно жалко выглядели размещаемые за миллионы долларов билборды в ситуации, когда люди спонтанно создают армию и поддерживают ее собственными деньгами. Так, с одной стороны, расщедрившиеся бабушки отдают на нужды войска последние 50 гривен из голодной пенсии, а с другой - циничная кампания показывает политический класс, который не имеет ни тесной связ, ни и чувства солидарности с обществом.

Несмотря на это, существует надежда, которая для одних связана с отсутствием в парламенте коммунистов, а для других с тем, что в Раду вошли также новые люди, которые не имеют отношения к предыдущему режиму.

- Таким образом, комментарии о возможности очередного Майдана, появляющиеся в прессе, лишены смысла?
- Но они есть. Майдан - это крик отчаяния общества, которое исчерпало все другие возможности для оказания влияния на реальность и выходят на улицу. Однако сам Майдан не строит программы, это не его задача. Поэтому тот, кто сегодня говорит о Майдане - вместо реформирования государства и создания программы - является провокатором. Путин ни о чем другом и не мечтает, логика его войны заключается в сталкивании страны в хаос.

С радостью и удивлением я наблюдаю еще один процесс - тот, кто читал мои произведения, знает, насколько я критически отношусь к своим соотечественникам. На сей раз я с гордостью должна сказать, что Украинцы демонстрируют исключительный здравый смысл. Они понимают, что в ситуации опасности, даже и не доверяя политикам, лучше иметь хоть какое-то государство, чем вообще не иметь никакого. В то же время общество само постоянно меняется - таким образом, что и подчас само себе не может объяснить, однако эти перемены раскрывается в повседневной жизни, как в ситуации с созданием армии.

Это особое время для писателей, потому что мы глубоко чувствуем этот процесс, когда история развивается сама, вне сознания своих героев - отдельных людей, которые ждут, что мы расскажем им о том, что происходит, что сумеем преобразовать их ежедневный насыщенный событиями опыт в понятия и повести, которые придадут этим событиям смысл.

- В своем варшавском выступлении о Тарасе Шевченко Вы говорили, что Украина завершает века одиночества и возвращается в историю. Не должно ли было это произойти уже во время Оранжевой революции?

- На этот раз это не только украинская история, а кризис не имеет локального характера. Майдан сорвал маски, открывая взору курс российского имперского проекта. Сто лет назад Ленин заявил, что потерять Украину - это как потерять голову. Пока Россия остается империей, все ее правительства, независимо от идеологической ориентации, будут делать все, чтобы не отпустить Украину. Достаточно послушать, что говорят Андрей Навальный и Михаил Ходорковский, находящиеся в оппозиции к Владимиру Путину. Первый заявляет, что не отдаст Крым, второй просто говорит о переносе столицы империи в Киев. Так же в конце XIX века говорил Михаил Катков, духовный лидер черносотенцев. Без Украины Россия теряет значительную часть своей истории и памяти, Украина исторически и генетически была Европой России.

Наш пророк Тарас Шевченко говорил своим соотечественникам, что они являются "воспитателями чужой родины", и так и было на самом деле. Пора наконец понять, что российская империя была украинским замыслом. Так же, как Малая Греция цивилизовала Рим, так Украина, согласно планам киевской интеллигенции ХVII века, должна была быть Малой Россией, то есть центром цивилизационным и европeизационным для военно-административной структуры с северо-востока. Николай Гоголь был последней крупной фигурой этого проекта. Другим хорошим примером этой миссии является роль Феофана Прокоповича, ученого и священнослужителя из Киева, который стал одним из важнейших советников Петра I.

Однако роль Церкви как носителя культуры начала ослабевать вследствие секуляризации (освобождение от религиозного влияния - пер.). И Петр I обратился к Голландии и Германии, видя в них новых модернизаторов. На рубеже XVIII и XIX веков наша (украинская - NU) элита поняла, что проект вышел из-под контроля и повернулся против его инициаторов. Украина стала источником ресурсов, которые эксплуатировались империей: кто строил Санкт-Петербург? Кто построил Байкало-Амурскую магистраль? Кто поставлял военный персонал? В СССР на средней ступени командования доминировали украинцы.

Хватило 20 лет без Украины, чтобы в России началась опричнина, которую хорошо описал Владимир Сорокин в "Дне опричника". Это не научная фантастика, это происходит на самом деле, но никто не верит писателям. А как по-другому назвать то, что делает российская армия на Донбассе?

- В чем тогда заключается историчность нынешней ситуации и какую роль в ней может сыграть Украина?


- Я убеждена, что весь мир оказался на переломном этапе, не знаю, можно ли назвать его мировой войной, но в течение следующего десятилетия многое изменится. Можно сказать, что наконец-то помирает Советский Союз и приходит конец модели империи, основанной на сырье - сначала крепостное право, затем ГУЛАГ, в конце концов нефть и газ были основой ее функционирования.

Мир преждевременно радовался реформам Горбачева и распаду СССР в 1991 году. Вспомним, что его столпами были коммунистическая партия, КГБ и армия. Вместе с Советским Союзом исчезла партия, которая в то время уже была лишь фасадом. Однако остался КГБ, к которому перешел полный контроль. Сегодня же Россия - это газовая империя, руководство над которой осуществляет ФСБ, пытаясь реализовать программу информационного тоталитаризма. Она может быть описана как синтез Лубянки (штаб-квартира ФСБ, бывшего КГБ - ред.) и Голливуда. Лубянка надела маску клоуна. Я с болью это поняла в 2000 году, когда Путин дал интервью Ларри Кингу на CNN. Кинг спросил, что случилось с подводной лодкой "Курск", на что президент России со своей улыбкой тролля ответил: "Она утонула". Это можно посмотреть на YouTube, рекомендую - это лицо нового тоталитаризма. Это лицо тоталитаризма, который смог научиться у Запада, у Голливуда - как быть "забавным", шутливым, как вести политику и завоевания в категории медийного шоу.

- А роль Украины?

- Украина противопоставила себя этому плану - не украинские политики, а сами украинцы сорвали маску и разоблачили проект, который готовился и реализовывался на протяжении многих лет. Мы должны помнить, что несмотря на независимость, Украина практически не контролировала своего информационного пространства, его де-факто контролировала Россия. Телевидение, пресса, книжный рынок были задоминованы Россией. На востоке Украины, в Донецке или в Луганске, не было никакой возможности купить украинскую книгу. Оттуда не достигали остальной Украины и плоды местной культуры, хотя именно в Луганске живет Василий Голобородько, один из наиболее выдающихся современных украинских поэтов. Все это с целью создания образа Украины, как искусственного творения, разделенного якобы на «Новороссию» и Украину «прозападную», на сферы "русскую" и европейскую.

- Но известные украинские публицисты, например Николай Рябчук, писали о двух Украинах.

- Это полезные идиоты (в политическом жаргоне термин, которым называли сторонников СССР в Западных странах. Имелось в виду, что полезный идиот наивно видел себя союзником Советского Союза, а на самом деле цинично им использовался, - пер.) поражены тем, что я назвала бы галицким синдромом. После обретения независимости много интеллектуалов, которые корнями из Западной Украины, считали, что они являются образцом украинскости и украинской языковой корректности. Они не могли понять, что Киев, хотя тогда и говорил по-русски, сохранил осознание своего значения как столицы Украины, что на Востоке тоже есть настоящая Украина. Для некоторых из них Донбасс не имел и не имеет значения, они избавились бы от него без проблем.

А достаточно увидеть, как встречали украинских солдат в освобожденных городах - старенькие бабуси, которые обнимали их, хотя и говорили на диалекте, но украинском. Не говоря уже о том, что против русского вторжения пошли воевать те, кого так презирали в среде интеллектуалов, - русифицированные во 2-3 поколении жители востока, в том числе и этнические русские. Которые, как оказалось, все время считали себя украинцами, вот только никто об их мыслях не заботился. К сожалению, информационные технологии Кремля, усиливаемые нашими полезными идиотами, привели к тому, что мир мог не знать, где Украина находится на карте, но знал, что она разделена.

- Но что дальше, что теперь?

- Я убеждена, что нас всех ждет кризис, период коренных пертурбаций. Украина должна проплыть между препятствиями, которые сыплются на нее вследствие реконфигурации мира. К сожалению, у нас нет политиков под такие проблемы, однако это проблема не только Украины. Мы, общество, пробудилось и осознало риски, смогло собственными силами создать действительно национальную армию. Это дает надежду на то, что политики будут сознательно относится к существованию общественного контроля и действовать ответственно.

Что касается более отдаленного будущего, прошу не смеяться, но я вижу общий, совместный политический регион от Балтийского до Черного моря. Этот кризис заложил процесс редефиниции союзов, возвращаются связи эпохи раннего Нового времени. Внезапно большим союзником Украины стала Швеция, где нет даже переводчиков с украинского и мои книги переводят из российских изданий. Мы являемся свидетелями захватывающего процесса, в определенном смысле мы возвращаемся к средневековью, и я не имею в виду негативной коннотации этого слова, наоборот, в этом процессе я вижу шанс.

- Если Украина является единой, а ее разделение фальшивым, то какова украинская идентичность? Кем являются украинцы - одним этносом?

- Майдан четко объяснил: украинцы образуют политическую нацию. Отчетливо это было видно во время предвыборной кампании, когда, например кандидаты Блока Порошенко представлялись: "Я горжусь тем, что я украинец", подписываясь как Мустафа Джемилев или Владимир Гройсман. Попытки играть на внутренней дифференциации были неудачными. Майдан придал процессу создания общей украинской идентичности необратимую динамику.

- На основании каких символов строится эта идентичность?

- Мы наблюдаем необычный, спонтанный и временами наивный, китчевый процесс самовыражения через обращение к наиболее распространенным кодам: мания отделки всего сине-желтым цветом; узоры украинских вышиванок присутствуют везде, включая моду на "вышитые автомобили". И также более изысканные формы, как создание в Харькове гигантской фрески с Тарасом Шевченко. После этого происходит восстановление украинской идентичности мест, которые потеряли свою специфику в период Советского Союза, накрытых советским болотом, как Одесса, Харьков. Это могло бы быть захватывающее время, весьма культуротворческое, если бы не мешали некоторые соседи.

- Не опасаетесь ли Вы, что это подпитываемое извне напряжение приведет к эскалации радикальных настроений?

- Пока это не удается. Должна повторить, что меня восхищает и захватывает трезвый ум моих соотечественников, что они не сошли с ума, как поет российский певец Андрей Макаревич о русских. Последние выборы это подтверждают.

- Наличие группировок, таких как «Правый сектор» с их неофашистской символикой?

- Я могу не быть хорошим аналитиком, однако имею чувство стиля. Когда смотрю на представления тех формирований, есть впечатление, что они поставлены режиссером таким образом, чтобы неплохо показать себя на российском телевидении. Этот стиль не скрывает ни содержания, ни реальной социальной энергии.

- А какое место в украинской идентичности, переживающей процессы создания, занимает УПА?

- Я посвятила много времени, чтобы углубиться в историю и архивы УПА. Поляками она ассоциируется только с волынской трагедией, но УПА - это не только Волынь. Участие в Украинской повстанческой армии было проявлением сопротивления украинского общества против тоталитаризма советского и нацистского. УПА воевала против советских войск, против Германии, да, воевали и против поляков. Пришло время для историков, чтобы они выяснили все, и трагические тоже, подробности этой сложной истории.

Тем не менее, мы должны также помнить о значении УПА в борьбе против советской системы. Повстанцы, которых массово высылали в лагеря, регулярно поднимали восстания: Красноярск, Норильск, Кенгир и другие места были свидетелями таких восстаний. Без этого движения, вероятно, Хрущев бы не начал ликвидации ГУЛАГа. Позднее не было бы диссидентского движения, которое начался в 60-е годы. Стоит помнить, что последняя битва УПА с советскими силами состоялась в 1960 году, в тот год, когда я родилась. Это о чем-то говорит.

- Но УПА - это также война украинско-польская и Волынь. Войцех Смажовски готовит фильм на эту тему.

- Да, это была война. Выясняя ее исторические детали, важно также внимательно изучить участие в этой войне третьих сил, которые использовали антагонизм. Поэтому я считаю, что замысел художественного фильма преждевременный, мы еще слишком мало знаем, и сила фильма с помощью мифа может укрепить этот и так смутный образ. И я убеждена, что для интерпретации событий на Волыни много могли бы дать знания о технологии управления конфликтом, которые сегодня нам обеспечивает Донбасс. Вот почему я боюсь этого фильма, на данном этапе более полезными были бы документальные постановки.

- Во время встреч с украинскими читателями в Киеве и Харькове столкнулся с мнениями, что Украине не хватает собственных «Соседей» и «Колосков» (фильмы с исторической фабулой  польского производства - пер.), разбирательства с собственными грехами. В определенном смысле такую функцию осуществляет книга «Музей заброшенных секретов».

- Еще слишком рано для этого, нужно сначала восстановить и укрепить свою идентичность. Пожалуйста, помните, что мы на самом деле сто лет были за пределами своей собственной истории. Только в начале этого века, мы начали говорить о Голодоморе. Процесс создания новой идентичности, свободной от постсоветского синдрома, ускорился благодаря Майдану, через конфронтацию с насилием, из-за сопротивления агрессии. Нам нужно еще немного времени.

Беседовал Эдвин Бендик,

"POLYTYKA"

Перевод на украинский Екатерины Сорокопуд, espreso.tv

Перевод на русский - NU

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru