Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интеграция

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

13 нояб. 2013 г.

Да здравствует Демократия!

"... Одно из самых точных и полных определений демократии дал немецкий философ и публицист Артур Мюллер ван ден Брук. Оно таково: «демократия есть соучастие народа в своей собственной судьбе». Именно эта формула, быть может, точнее всего определяет дух демократии, который не сводится (ни исторически, ни теоретичес ки) ни к организации референдумов, ни к парламентариз му, ни к системе выборов.

Там, где есть истинная демократия, народ во всей полноте ощущает свою вовлеченность в решение важнейших политических и социальных задач, там он видит, что на вершине власти проблемы ставятся точно так же, как и во всех слоях общества, там он полностью испытывает на себе все благородное бремя политической ответственности, и любой выбор для него сопряжен с душевным и физическим риском (что наделяет подлинно демократическое общество живым, активным и полноценным существованием).

Все это предполагает предельную, тотальную политизированность народа, так как термин «власть», входящий в определение «демократии» (дословно, «народовластие»), означает именно политическое воплощение общественной воли. Эта тотальная политизированность демократической модели общества радикально отличает ее от других форм политического устройства, где функции власти и, соответственно, принятие политических решений могут быть прерогативой особых социальных групп, уполномоченных для осуществления политического выбора.

Так дело обстоит в недемократических — монархических, аристократичес ких, тоталитарных, партократических, теократических и др. государствах. Недемократические режимы могут позволить большинству народа пребывать в деполитизированном состоянии, так как закрепление политических полномочий за определенными политическими группами позволяет большинству общества сосредоточить свои усилия в иной, неполитической сфере — в экономической, административ ной, наконец, религиозной или культурной.

Демократия, со своей стороны, требует как обязательное условие, полной вовлеченности народа в решение политических проблем. Право иметь свое собственное мнение становится в демократических режимах также обязанностью. Так как «власть» в демократическом обществе принадлежит «народу», то есть всему народу, взятому как нечто качественно единое, цельное, то, если народ откажется или отстранится от исполнения своих политических функций, неминуемо грядут социальная катастрофа, анархия, хаос".

«Замок» Системы
Совершенно очевидно, что современные западные страны Европы и Америки, а также находящиеся в настоящий момент в переходном состоянии бывшие социалистические государства никоим образом не соответствуют критериям подлинной «демократии», так как во всех них без исключения не соблюдается основной ее признак — нигде «народы не соучаствуют в решении своей собственной судьбы». Это проявляется в том, что политическая атмосфера в условно «демократических» обществах основана на отчуждении народа от власти, на отвлечении его от решения главных идеологичес ких, нравственных и политических проблем, на тоталитар ном диктате «сверху» социальных нормативов, возведенных в ранг необходимой модели общественного поведения. Закономерно, что даже в шоу-выборах участвует все меньший и меньший процент избирателей, и при этом все большее число людей отдают свои голоса за экстравагантные мистико-политические объединения типа «партии трансцеденталь ной медитации»* . Вся политизация этих обществ сводится в лучшем случае к подсчету социально-экономической выгоды, которую конкретный избиратель сможет извлечь из победы того или иного кандидата, а в худшем случае этот выбор определяется большей или меньшей навязчивостью и заразительностью рекламных роликов в избирательной кампании. Партии навязываются избирателям так же, как никому не нужная жевательная резинка в агрессивных клипах. При этом народ рассматривается псевдо-«де мократиями» как чисто количественный конгломерат статистических индивидуумов, объединенных общим знаменателем — социально-экономическим эгоизмом и простейшим набором первичных психо-биологических инстинктов (на них, собственно, партии и воздействуют в предвыборных компаниях). И уж, естественно, ни о каком мировоззрении, ни о каких социальных и политических идеалах здесь не может быть и речи.
Такое устройство общества, названное крайне левым философом и создателем «Ситуационистского Интернациона ла»Ги Дебором «обществом спектакля», давно уже было разоблачено не только как недемократическое, но как антидемократическое, то есть основанное не на соучастии народа в политике, но на прямо противоположном принципе — на отчуждении народа от власти, от политики. Критики такого общества дали ему в 60-е годы емкое и точное название «Система». «Система» — это общее понятие, определяющее не конкретную модель общества, не конкретный государствен но-политический строй, но некий специфический дух отчуждения, с неизбежностью воцаряющийся тогда, когда отношения народа с властью становятся настолько усложненными и запутанными, что большинство общества полностью утрачивает возможность наблюдать реализацию своих чаяний и своего выбора на уровне принятия кардинальных политических решений. При этом современная Система, в отличие от прежних общественных типов, использует в деле узурпации у народа властных полномочий не прямое насилие и не апелляцию к традиции (как это имеет место в деспотических и традиционных обществах), а сложный механизм обмана, лицемерия, фарисейства, лести и манипуляций. Одно из высших проявлений этой стратегии социальной лжи заключается в том, что термин«демократия» применяется именно к тем социальным режимам, где «власть» принадлежит народу в еще меньшей степени, чем где бы то ни было в другом месте.
Современная Система, «общество спектакля», стремится скрыть за гигантским социальным шоу с выборами и референдумами истинную правящую «элиту», которая и принимает все основные политические решения, но не явно(как в аристократическом или тоталитарном обществах), а тайно, представляя свой выбор и свое решение в качестве всеобщего решения, всенародного выбора. Дело здесь, конечно, не сводится к вульгарной подтасовке результатов выборов (хотя многие не брезгуют и этим). Чаще всего желаемый результат достигается более изощренными средствами — спецификой постановки вопроса, косвенной и постоянной пропагандой средств массовой информации, навязчивым внедрением определенных общественных и идеологических клише, авторство и источник происхождения которых никогда нельзя точно установить. Идеальный образец Системы описан в знаменитом романе Кафки«Замок», где отношения между населением деревни и недоступным замком на холме приобрета ют гротескный, чудовищный и иррациональный характер, где самым наглядным образом проявляется вся полнота и весь трагизм отчуждения.

«Замок» смещается справа налево
Термин «Система» и соответствующая ему концепция имеет очень интересную политическую судьбу. Впервые это было сформулировано французскими новыми левыми в начале 60-х. Тогда неомарксисты, экзистенциалисты, фрейдисты, сюрреалисты и т.д., разработали теорию «Системы», вскрыв, как им казалось, «фашистское», «крайне правое», «садистическое» содержание окружавшего их буржуазно -капиталистического общества, прикрывающегося«демокра тическими» лозунгами. Для новых левых все социальное зло состояло в том, что буржуазные отношения фальсифицируют соучастие народа в его собственной судьбе через экономичес кое угнетение и эксплуатацию, завуалированную в социальные, информационные, психологические и эстетические формы. «Система» отождествилась у них с фигурой крупного капиталиста, «буржуа», обманывающего народы, чтобы увеличивать свое состояние, свою власть и свое могущество. Самые радикальные новые левые доходили до утверждений, что всякое ограничение, всякая граница являются «насилием и «фашизмом». (Известна в этом отношении максима Ролана Барта: «Язык — это фашизм», основанная на том, что слова имеют строго определенный смысл, а следовательно, «деспотически»ограничивают «свободу» личности понимать под ними все, что хочется). Если неомарксистское и фрейдистское, одним словом, «левацкое», «гошистское» толкование Системы и было довольно сомнительным, то «дух» западной демократии был схвачен здесь довольно точно, и разоблачения манипуляций Системы были убедительными и обоснованными. Однако новые левые не смогли достаточно достоверно описать истинную природу той «скрытой элиты», которая стоит у центра управления современной Системой, хотя при этом роль крупного капитала и международных финансовых корпораций была вскрыта и доказана.
С конца 70-х, после прихода во многих европейских странах к власти «левых» партий, «левацкое» разоблачение Системы значительно потускнело, так как пришедшие к власти левые, сами использовали многочисленные лозунги и клише, характерные для «антисистемников». В этот период произошла и переориентация многих бывших«революцио неров» на «эволюционную», «реформистскую» тактику. Характерно, что изменилось и общее отношение к США, оплоту того, что ненавидели ранние новые левые — к идеальному воплощению общества Системы. С этого момента в авангарде борьбы с Системой оказались новые правые. Для них антидемократизм Системы, сущность отчуждения, в ней заложенного, проявлялись не столько в социальном, сколько в национальном аспекте. С точки зрения новых правых, Система виновата не в «фашизме», а напротив, в «антинационализ ме», так как она, не признавая национальной идентичности наций и народов, нивелируя их, уничтожает то, что составляет базу «демократии» — «народ» как качественное, духовное, историческое единство. Космополитизм, универсализм и их носители стали для новых правых тем «теневым лобби», которое, по их мнению, управляет Системой и стремится как можно больше укрепить ее могущество.
И наконец, в самый последний период политической истории, после краха социалистического лагеря, понятие Системы вообще перестало быть достоянием «правых» или «левых». Капитализм и космополитизм слились в один универсальный феномен, получивший название «рыночной идеологии», «либерализма». Дух отчуждения достиг здесь своего апогея, своего максимума. Все социальные манипуляции, разоблаченные «левыми», окончательно слились с антинациональными манипуляциями, вскрытыми «правыми». Система стала приблизительно одной и той же как на Западе, так и на Востоке.
Итак, «Система», а равно и ее немногочисленные противники, перестала соответствовать какой-то одной, «левой» или «правой» политической ориентации; произошло слияние обоих компонентов. Это означает, что «теневая элита», скрытая за фасадом «общества спектакля», может быть определена как одновременно капиталистическая (тезис новых левых) и антинациональная (тезис новых правых), причем обе эти характеристики являются фундаментальными и нераздельными. Можно сказать, что во главе кафкианского «Замка» соучаствуют мировая финансовая верхушка и идеологи планетарного космополитизма. Любопытно, что именно в последний период, соответствующий слиянию антисистем ных идеологий правых и левых, США выдвинули концепцию «нового мирового порядка», где центральными стали именно эти два компонента — капитализм и космополи тизм. Парадоксально, что именно такой тип социального планетарного устройства, максимально удаленный от«демократии» как «соучастия народа в своей собственной судьбе» (ведь «бремя» власти в «новом мировом порядке «берет на себя финансовая и космополитическая «элита», основывающая свою никем не делегированную власть на диктатуре северо-американской военной мощи), нагло и цинично присвоил себе титул «демократии».

(с)  Александр Дугин, Демократия против Системы


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru