Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интеграция

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

21 июн. 2013 г.

Движение «Антигоны»


Недавно во Франции появилось новое движение, которое заставило говорить о себе. Движение «Антигоны» называет себя женским, а не феминистским, и представляет себя как реакцию на FEMEN, которых читатели «Голоса России» хорошо знают. Представительца движения согласилась дать интервью «Голосу России».

— Несколько месяцев назад вы «проникли» в движение FEMEN в Париже, как рассказали Valeurs Actuelles здесь, что побудило вас, как вы это подготовили и как осуществили?

Мне 21 год, я старшая из трех дочерей, я студентка на факультете права в Париже, я обычная студентка, и моя жизнь делится между учебой, подругами и семьей. В свободное время я рисую и читаю. Лично я принадлежу к католической вере, хотя это не так для всех «Антигон», у которых нет никакой религиозной или политической принадлежности. Я веду жизнь, похожую на жизнь всех моих товарищей по факультету, которая делится между подружками, учебой, подработкой и моей семьей.

Уточню, что хотя я и отвечала за проект по проникновению в FEMEN, я не являюсь официальным представителем «Антигон», потому что, хоть я и рассказываю об этой операции, у меня нет ни таланта, ни полномочий, чтобы исполнять ту роль, которую обычно берут на себя две мои подруги, в настоящее время находящиеся за рубежом в давно запланированных поездках. Именно поэтому наше общение будет, вероятно, несовершенным, но в любом случае мы решили говорить правду, не прибегая к помощи рецептов профессионального пиара.



— Не могли бы вы объяснить читателям, что представляют собой «Антигоны»?

Мы не анти-FEMEN, напротив, мы FEMEN. Мы хотим принести содержательное послание, заставляющее думать, обсуждать, предлагать, вплоть до очень конкретных мер.

«Антигоны» опередили мое намерение проникнуть в FEMEN. Это объединение женщин, которые хотят вмешаться во французские и европейские общественные дискуссии по вопросам, — по всем вопросам, — затрагивающим женщин, принимая нашу женственность в качестве отправной точки наших размышлений и нашего подхода. Принятие нашей женственности предполагает признание основного принципа взаимодополняемости полов, серьезно оспоренного пародией браков для однополых дуэтов и гендерной теорией.

Мы убеждены, что объективность половой дифференциации человека, которая состоит в инвариантности состояния человека, дана нам при рождении. Исходя из этой фундаментальной данности, каждый «проживает» свою идентичность с тем, что ему дано и несмотря на жизненные ситуации. Я часто привожу в качестве примера случай изнасилования женщины. Если женщину изнасиловали, теория субъективистская, культурологическая, гендерная ничем ей не поможет. Это объективное заимствование ее половой дифференции определяет ее как жертву насильника.

— Несколько месяцев назад вы «проникли» в движение FEMEN в Париже, как рассказали Valeurs Actuelles, что побудило вас к этому проникновению, как вы его подготовили и как осуществили?

Я начала с размышлений о положении современной женщины, по различным темам, таким как справедливость заработной платы — во Франции неправильно используется термин равной оплаты труда, это не вопрос о равенстве между субъектами, а вопрос, который демонстрирует уровень правосудия — равный труд, равная оплата труда. Или же критика общества потребления и его негативного влияния на молодых девушек, будь то распространение порнографии через предназначенные для очень молодых девушек журналы, или патологии, вызываемые рекламной индустрией и необходимостью соответствовать нереальным канонам, вроде анорексии или булимии.

Именно после этих первых размышлений передо мной встала проблема FEMEN, из-за их вездесущности в СМИ, которые к ним очень снисходительны. Я поняла, что за исключением некоторых крайне редких статей, в СМИ о них не было никакого обобщения или доступного серьезного исследования. Поэтому я решила сблизиться, чтобы узнать их изнутри, чтобы составить точное мнение, чтобы судить на основе фактов.

Чтобы проникнуть в их движение, я начала с создания легенды, через профиль Facebook, который я дополнила так, что создала аватара, позволившего мне сблизиться с ними. Я выложила свою фотографию, которая соответствовала деятельности фанаток FEMEN. В самом разгаре было дело Амины, этой молодой туниски, которая в подражание FEMEN позировала обнаженной в социальных сетях, а затем исчезла. Поскольку я не получила ответа на свои обращения, я решила отправиться в их логово — здание Lavoir Moderne parisien, скват-бар-театр, субсидируемый мэрией Парижа, где их любезно разместили и где они создали свой «международный учебный центр». Там я сказала, что хочу получить автограф на их книге-манифесте, которую я тогда как раз читала. Я этим воспользовалась, чтобы попытать удачи, я сказала Оксане, что я хотела бы им помочь, я спросила у нее, что я могу сделать. Она пригласила меня на следующий день на тренировку.

Я много читала по женскому вопросу, о феминизме, о гендерной теории, о FEMEN, о роли женщин в исламе, прежде чем приступить к этому… Я также тщательно подготовила свое вступление, свою безопасность, свою анонимность, чтобы обеспечить успех операции. Я смогла окружить себя поддержкой нескольких друзей, потому что жить так, скрытно, было немного трудно.

— Что вы узнали из вашего опыта в FEMEN, что, по вашему мнению, их в наибольшей степени характеризует?

Что нас больше всего возмущает, так это их методы. Они очень умело используют средства массовой информации, чтобы навязать себя в публичном пространстве, но мы говорим, что их действия очень пагубны для женщин. Они утверждают, что защищают женщин, но именно они грубо играют с символом женственности, усиливая стереотипы о женской истерии, поучая женщин в арабских и мусульманских странах, рискуя жизнью Амины, которую они намереваются защищать, в то время как они подвергают ее опасности. Они намереваются бороться с индустрией секса, хотя, по меньшей мере, две из них были или все еще являются секс-работницами: одна ― девушка по вызову, а вторая ― порноактриса. Они проводят глубоко вредные акции: они дважды осквернили Нотр-Дам, в нарушение свободы собраний, свободы совести и свободы вероисповедания, выставляясь напоказ в священном для католиков месте и памятном для многих месте! Это должно было закончиться судом… Направление их деятельности ― это победа некоего бескультурья, в конечном итоге принимающего черты вандализма.

― Вы описываете FEMEN как сектантское движение, под руководством украинского дуэта, который действует в почти космическом идейном вакууме, но в единой логике действий. Вы действительно думаете, что движение существует лишь благодаря энергии двух красивых украинок?

Я понимаю, что лидерские качества Инны и художественные таланты Оксаны ― которые меня просто ошеломили ― безусловно, играют ведущую роль в успехе FEMEN. Однако я считаю, что никто не является абсолютно необходимым, и теперь FEMEN могут продолжить существовать и без них. Даже если не существует двух подобных пар грудей, идея запущена, и она продолжит свой бег. Но мне кажется, что у FEMEN лучшие времена уже позади. Они уже надоели: их слишком часто видели, они повторяются ― отправиться дважды в Нотр-Дам не было уж такой умопомрачительной оригинальностью, они разочаровывают, уже было много уходов и даже раскол в FEMEN France! Их начинают узнавать еще до начала их акций. Во время их последней провокации в Нотр-Дам это были две француженки, одну остановили перед началом их номера, и они были в париках. Запахло жареным…

Многое меня удивило, в самом деле.

Одной из самых удивительных вещей было понимание, что FEMEN вовсе не намерены создавать феминистское движение. Если бы это было так, они бы реагировали на обращения, на сделанные им предложения о помощи. Правда состоит в том, что FEMEN работают как пиар-агентство, в котором крутятся постоянные сотрудники ― от 6 до 10, по мере необходимости. Остальные девочки рассматриваются как источник пополнения кадров для обновления команды или чтобы рассказывать о действиях в социальных сетях, смешанное руководство движения ― две украинки, Инна и Оксана, и три француженки ― считают их пушечным мясом.

Вторая состояла в открытии для себя ужасных условий, в которых они живут: в трущобах, плохо освещенных, плохо изолированных, без денег, в отличие от широко распространенного убеждения, что они купаются в золоте. Это не соответствует действительности. Их самих презирают и эксплуатируют те, кто отдают им приказы, которые держат их в очень опасной ситуации.

У меня были и другие причины для удивления, но что меня больше всего удивило и разочаровало, так это космический вакуум в плане идей, полное отсутствие образования в интеллектуальном плане и нижайший уровень дискуссии. Я организовала для них дискуссию по гендерной теории, против которой украинки выступают, считая ее, в соответствии с марксистскими критериями, буржуазной теорией. В течение шести месяцев никакого обсуждения не состоялось. Результат был ничтожный: хотя несколько девушек пришли сказать несколько слов в конце моего выступления, не могу сказать, что оно вызвало хоть какую-то дискуссию, по этой теме существует настоящая внутренняя цензура. Француженки группы, в свою очередь, хорошо или очень хорошо относятся к гендерной теории, за исключением одной из них, которая считает пол слишком «идентифицирующим» и которая написала книгу против гендерной теории. Их острая нехватка содержания маскируется единством действий, которые тщательно поддерживаются лидерскими талантами Инны и зрелищным экстремизмом ― в смысле избыточности ― FEMEN.

― Каковы на ваш взгляд цели FEMEN в среднесрочной и долгосрочной перспективе?

Чтобы ответить вам, я опираюсь на первые результаты расследования, проведенного одной из «Антигон», вошедшие в почти законченную книгу: FEMEN представляют собой группу агитпропа, созданную левыми евро-американскими кругами для обслуживания своих политических и геополитических целей. Они являются наемниками олигархических групп, которые объявили войну России, и которые после относительного провала Оранжевой революции на Украине пытаются поправить свои дела. Первоначально Femen были симпатичными девушками, очень креативными, которые пытались делать вокруг себя добро, которые отвергали кричащую несправедливость постсоветской эпохи, период дикого и паразитарного капитализма, уничтожившего многие страны Центральной и Восточной Европы.

Именно тогда, я думаю, они были выявлены и ориентированы на операции по оказанию влияния по заданию этого олигархического клана. Их цели ясны: закрепление Украины в ЕС и НАТО, с целью содействия начатому при Ельцине американскому Drang nach Osten, разжигание столкновения цивилизаций, теоретически разработанного Хантингтоном ― именно так объясняется их радикально антиисламская злобность ― морально разоружить европейские народы, атакуя их христианские корни. Они также пытаются их деморализовать, натравливая женщин против мужчин в соответствии со старым уроком Аристотеля, который объяснял, что когда тиран хочет упрочить свой трон, самым безопасным способом является натравливание женщин против мужчин.

Проводимые ими операции, которые имеют отношение к определенным аспектам женского вопроса ― борьбе с проституцией, к примеру ― служат для их легитимизации, их узнавания, чтобы получали широкий отклик те операции, которые имеют не феминистские цели, и даже не «секстримистские», а цели тех, кто отдает им приказы. Я имею в виду операцию, которую они проводили по вопросу украинского газа. Именно когда они осуществляют подобные операции, они на деле исполняют те роли, которые им предназначены. Остальное ― просто цирк, для отвода глаз.

Важной задачей кажется нанесение вреда двум европейским личностям, которые имеют очевидные недостатки и не вызывают у меня особой симпатии, но которые, как кажется, мешают кукловодам, манипулирующим FEMEN: Владимир Путин, с одной стороны, и Сильвио Берлускони, с другой.

Они очень рано заинтересовались Италией. Все заставляет меня думать, что они должны были помочь свалить Берлускони в рамках борьбы определенных финансовых кругов за сохрание Италии под контролем, несмотря на катастрофическое положение, в котором она находится. Это лишь догадки, но они основаны на вероятности и наборе доказательств.

― Лубна Мельян, член FEMEN France, рассказала прессе, что ей «понадобились месяцы, чтобы понять, что ситуация во Франции их не интересует» или что «за нашими спинами Инна получала приказы из Киева… » Вы тоже так думаете?

Совершенно верно. Они работают из Парижа, как некоторые исламистские сети работают из Лондона или Стокгольма. Они применяют принцип тыловой базы, неприступного убежища. Они правильно выбрали, потому что многое позволяет предположить, что они пользуются защитой на самом высоком уровне французского государства, в частности, министерства внутренних дел.

― Бывший спонсор FEMEN недавно дал интервью украинской прессе, объяснив, что в действительности визиты FEMEN щедро оплачивались, до 10.000 евро за акцию. Он даже обвинил Инну Шевченко в покупке обуви во Франции на 800 евро! Недавно FEMEN участвовали в поездке в Турцию при поддержке известной марки нижнего белья. Однако вы описываете FEMEN как организацию без денег, каково ваше мнение?

Если у них есть деньги, они их не тратят! То, что я видела, это девочки, размещены в антисанитарных условиях, подвергающих их здоровье опасности, в плохо изолированном месте, плохо отапливаемом, плохо освещенном, без комфорта, в грязи и скученности.

Они не всегда могут свести концы с концами. Хотя они не получают огромных сумм за свои услуги, это ничего не меняет. Это губительная группа, считающая себя террористической, находящаяся на службе у проекта, который не является публичным, с непрозрачными операциями и нарушающая десятки законов в ходе каждого из своих выступлений. То, что их мотивация является идеологической, а не денежной меня не слишком удивляет.

― Есть ли у вас информация об этих знаменитых спонсорах и заказчиках в Киеве? Говорили о щедрых спонсорах, вроде Хельмута Гайера (DJ Ад) или же немецких (Беате Шобер) и американских (Джед Санден) предпринимателях… О неизвестном украинском бизнесмене по имени Виктор Свяцкий … Есть ли у вас информация об этом и каковы, по вашему мнению, другие следы?

Мы располагаем теми же сведениями. Да, мы правильно определили наставника четырех «основательниц» FEMEN ― Виктора Свяцкого. Он является специалистом по связям с общественностью и курсирует между Украиной и Соединенными Штатами. Расследование продолжается, и на данный момент я не могу сказать больше. Много говорят о влиянии Сороса в Интернете, но без доказательств или подтверждающих сведений… Когда я их обнародую, я смогу окончательно ответить на эти вопросы. Но еще слишком рано.

― «Антигоны» недавно попытались отдать визит вежливости FEMEM, я прочитал, что вы сумели собрать 150 протестующих, это огромное число. Каков источник этого кадрового резерва молодых женщин-активисток?

Мы знаем, что пришли бы сотни, если бы они были проинформированы! Девушки получали информацию от знакомых, от подружек ― из уст в уста ― мы пытались максимально ограничить электронные контакты! Ни SMS, ни электронной почты, и, разумеется, никаких социальных сетей. Если бы мы могли поместить сообщение в Facebook, не рискуя быть побеспокоенными полицией, мы собрали бы больше тысячи! За три дня мы получили более 3.500 «лайков» на нашей странице Facebook, наше видео было просмотрено 77.000 раз в течение трех дней, я получаю много просьб об интервью, на которые я не могу ответить. Мы получаем сотни писем с поддержкой.

Эти молодые женщины происходят из разных слоев, есть католички, агностики, студенты и рабочая молодежь, мамы и завсегдательницы ночных клубов, девушки, которые принимали активное участие в мобилизации против однополых псевдо-браков, и другие, у которых это первый бой… Но всех их объединяет общее желание жить своей женственностью ― далекой от повиновению мертвому феминизму ― и отстаивать наши принципы: взаимодополняемость полов, отказ от гендерной теории, размышление и работа для улучшения положения французских и европейских женщин.

― «Антигоны» призывают женщин «строить свое будущее вместе с мужчинами, а не против них». Не могли бы вы уточнить эту мысль?

Мы отрицаем ситуацию, когда нам отказывают в нашей женственности, поскольку в половой дифференциации есть своего рода неполнота, которую пытались объяснить философы… Я думаю о платоновском мифе об андрогинах. Эту незавершенность, этот пробел социально заполняют с родителем противоположного пола, со своими братьями, своими друзьями, своим любовником или мужем. И наоборот. Эта реальность отрицается сегодня прогрессистами всех мастей, которые хотят пустить нам пыль в глаза.

Эту тысячелетнюю антропологическую реальность, но и очень актуальную, потому что неизменную, нас хотят заставить забыть, чтобы перейти к проведению экспериментов, где у денег и государства много общего. Мы самым решительным образом выступаем против, как когда-то диссиденты выступали против безумного проекта по созданию нового человека ― homo sovieticus. Солженицын является одним из наших основных ориентиров.

― Вы утверждаете в своем «послании FEMEN», что религия для вас является «дорогой к свободе», а не угнетением. Все более очевидно, что на самом деле причиной существования FEMEN является борьба с Религией. Вы смогли обсудить это с FEMEN во время вашего пребывания?

Да, в FEMEN мы много говорили о «религиозной проблеме», но в основном в очень общих выражениях. Я думаю, в частности, об Оксане, которая в их книге рассказывает о своем резком разрыве с верой. Я могла бы найти ненависть в их словах, которые представляют собой взрывоопасную смесь религиозной безграмотности, клише и этой травмы, которая заставила меня задуматься. Я бы сказала, что здесь мы имеем дело, у некоторых из них, с очень интимной травмой, которая иногда граничит с тайной беззакония.

На мой взгляд, очевидно, что христианство сыграло основополагающую роль в эмансипации женщин, и, шире, в процессе персонализации через имитацию прототипа Христа. Христология является, пожалуй, самой важной гносеологической революцией среди социальных практик. Это понятие о личности внесло наибольший вклад в сферу человеческой эмансипации.

― Какова была реакция, среди французских активисток, после акций против строительства мечети в Париже? Об этом рассказывали в прессе активистки, которые покинули движение, это правда?

Да, активистки покинули движение. Я не была с ними знакома, тогда я была в фазе сближения, контакт был установлен, но я еще к ним не присоединилась.
За исключением одной из них, которая вернулась после некоторых раздумий… и которую это дестабилизировало. Я смогла ее услышать на собрании по инструктажу.

На этом собрании я узнала, что они утратили часть поддержки после сожжения флага пророка перед парижской мечетью. Феминистки, отмеченные опытом деколонизации и из иммигрантских кварталов, часто обвиняют их в патернализме, западном империализме, расизме из-за их позиции давальщиц советов и их утопического и нереалистичного проекта глобального феминизма.

Они не понимают, что каждая ситуация требует формул, соответствующих месту, климату, темпераменту, нравам … они не различают никаких нюансов. Они находятся в том, что философ Жан-Клод Мильнер называет неограниченным…

― Вернемся к вам, какова глубинная цель «Антигон»? Каким вы видите будущее движения?

Мы хотим принять участие в общественной дискуссии, чтобы представить нашу женскую точку зрения, и не оставлять феминисткам монополию на слово. Их время закончилось, пора перевернуть страницу. Чего хотим мы, так это предложить вектор дискуссии всем тем женщинам, которые сегодня сотнями связываются с нами. Мы обсудим все темы без исключения, если они каким-либо образом влияют на нашу озабоченность, и мы оставляем за собой право вмешиваться мирно, но твердо в общественное обсуждение.

― На Украине, в Беларуси или в России движение не прижилось, потому что славянские женщины очень женственны и в очень малой степени феминистки, коммунистическая система очень рано предоставила им ряд прав (избирательное, право на аборт ….), но и тяжелые обязанности (массовое участие советских женщин в Великой Отечественной войне и т.д. ….), что бы вы хотели передать женщинам из бывшего советского блока?

Мне нечему их учить, они знают, что должны сделать, чтобы внести свой вклад в восстановление своей родины, верного друга нашей старой нации… Тем не менее, я сформулирую для них пожелание, чтобы они смогли как можно скорее освободиться нового ущемления, которое сменило старые, те, что датируются еще советскими временами… Я думаю, в частности, о сутенерских сетях, которые поработили столько ваших дочерей, чтобы продать их в Западную Европу…
Пусть они знают, что в этом, как и во многом другом, у них есть подруги здесь, во Франции.

― Спасибо, Изель Туран!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru