Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интергация

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

24 мая 2013 г.

Алина Витухновская: Искусству необходимо подарить фашизм

Современный мир современеей искусства. В нем навязчивей чуется терпкая Явь и предельней существованье предела.Через Цивилизацию прорастает Дикость. Он устремлен к язычеству, варварству. Культура же репресивна сама по себе. Она есть некий запрет на жизнь подлинную, на подлинную бытийственность. Даже в крайне эпатирующей форме своей - она есть словно-бы католическое ограничение.

В некотором смысле, выложенное на площади слово "х..", подвергнуто авторами большей цензуре, чем стихи в Букваре для первоклассников. Когда ты можешь убить президента, но внутренне цензурируя свои жесты, в результате - всего лишь выкладываешь какое-то несчастное матерное (ну и что?) слово, ты расписываешься в собственной несостоятельности, относительно своих радикальных концепций.

Концептуализм - вообще омерзительный комплекс всевозможных оправданий. Его трусливый душок столь очевиден, направленность его мотиваций столь банальна и человечна, что невозможно предположить, будто адепты его не отдают себе отчёт в вопиющей некачественности, неконкретности, несамодостаточности своих произведений.

Интересно, что стыд за собственную ничтожность, который у нормального человека имеет своим следствием либо преодоление её, либо желание скрыться, у художника не порождает ни того, ни другого. Художник, напротив, бесстыдно демонстрирует себя в работах, где ничтожность сия, с одной стороны взята за основу, а с другой стороны - свойство это немыслимо вуалируется, посредством изощреннейших интерпретаций. Те, кто культом своим сделали самовыражение, не способны на эксгибиционистский жест-признание, на самоопределение-саморазоблачение.

И эти люди смеют называть себя экстремистами и радикалами?! Они позволяют себе утверждать, что оказывают влияние на общественное мнение и политику?! Они общественно незначимы и социально безопасны, как старушки и кухарки.

Искусство бесполезно, потому что безвредно.


Художники, эти внебрачные дети Олега Попова и Старухи Шапокляк, эти маленькие насекомые большого звериного царства, эти микробы и пупсики идеологий, эти дискредитаторы экстремизма - они занимают места героев и просто функциональных людей , они заполняют наше пространство, они требуют привелегий и внимания. Они утомляют. Пора поставить их на место, к женщинам на кухню. Пусть они там рисуют и декларируют, пьют и е..тся, как это происходило раньше.

Русская кухонька - пространство, соответствующее их масштабу. Теперь нам не за что ценить даже лучших из них. Потому что, сделавшись абсолютно безопасным и абсолютно бессмысленным, лишившись своей сакральной сущности, даже в самых качественных, в самых изощрённых своих проявлениях, искусство уже не может быть гениально. Оно может быть лишь хорошо сработано. Отсутствие подлинных амбиций, воли к власти, лояльность к государству - все эти обстоятельства усугубили жалкую, комичную роль художника. Выполняя функцию Клоуна (Кулик, Бренер), либо декоратора (Глазунов), художник постепенно выпадает из всех общественных прослоек. Не только элиты, к коей стремится. Но и интеллигенции, коей бежит.

Хорошо оплачиваемый рабочий, не говоря о коммерсанте, может взирать на него с пренебрежительной усмешкой превосходства. В будущем, видимо, сравняясь по роли в обществе с домашними животными, художники будут продаваться по ценам беспородных котят.

Собственно, рефлексировать по поводу искусства тоже становится дурным тоном. Всё более болезненным выглядит бесконечный псевдоинтеллектуальный дискурс о нём, навязываемый различными маргинальными изданиями. Всё более неумным, неэстетичным, нездоровым выглядит круг создателей и потребителей симулякров. Критики, адепты и прочие заложники жанра предпринимают отчаянные попытки улучшить ситуацию. Но, несмотря на все усилия - Карнавал уродов подходит к концу.

Пьеро -“террорист” рисует свой последний доллар на Малевиче. Его квадрат нынче идеологически равен персидскому ковру на стене неосоветских обывателей. И, собственно, выполняет ту же функцию, являясь знаком комфорта для "продвинутых". Ещё Пьеро неудачно е..т свою жену у памятника Пушкину. Но секс так же немоден (ибо институализирован) , как и концептуальный жест. Кулик-Собака опасен лишь до появления ветеринара. Этот бешеный пёс тоже станет домашним и вялым. Исчерпав фантазию, но не желая сдавать позиции, он всё же продолжает шевеления. Некая галерея пафосно и помпезно представляет его проект, невразумительный и вопиюще бескачественный. Выступая в роли куратора, Кулик представляет провинциально-дебиловатые работы подростков, беззастенчиво копирующих западные идеи 30-летней давности. Публика (богема) усиленно создаёт иллюзию актуальности происходящего.

Я не соблазнюсь даже ролью провокатора- разрушителя. Да, ну! Это аморфное, неконкурентоспособное сообщество, эта, как говорит С. - "одна потная сиамская семья" - не провоцирует ни на диалог, ни на отрицание. И чувство брезгливости не позволяет приблизиться. Раньше их можно было обсуждать. Теперь же хочется обойти, как бомжей и прокажённых. Или изолировать в Концлагеря Концгалерей Современного Искусства, в Освенцим Имени Марата Гельмана. И там дать им полную свободу рабства; электрические унитазы и стулья - для инсталляций и казней, газовые печи и тюремные робы - для смерти и красоты.

Из гуманизма, из эстетических соображений, из любви к искусству необходимо подарить им фашизм. Фашизм как стиль. Ведь в фашизме есть стиль. А в искусстве больше нет стиля. Так пусть будет! Может, тогда акции станут по-настоящему экстремальными и красивыми, как утренние расстрелы, а тексты чёткими и убийственно-ясными, а главное — тоталитарно-неизбежными, как марши стальных ножей. Но если вы не очень любите искусство и художников, можно и не утруждать себя строительством концентрационных лагерей. Когда-нибудь, уже скоро, они исчезнут естественным образом, вымрут как вид.

И тогда на месте их захоронения, мы выложим слово "х..", таким образом, продолжив в веках их традицию, или, проявив тем самым почтение к усопшим, или, наоборот, обозначив своё к ним отношение, определив так весь пройденный ими путь. Впрочем, у нас не будет никаких концепций. Просто х..

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru