Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интергация

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

22 дек. 2012 г.

Чилийская правая: истоки и особенности

Латиноамериканская политическая культура формировалась под влиянием целого ряда факторов - американской, европейской, советской и собственно ибероамериканской систем. В ряде стран, таких как Аргентина, победил национал-популистский взгляд на правый фланг, что привело к формированию перонизма и позднее - к переходу власти к военной хунте. В Перу у власти находилась хунта Хуана Веласко Альварадо, которой, несомненно, гордились бы олдскульные национал-большевики. В Парагвае была установлена довольно жесткая де-факто однопартийная диктатура Альфредо Стресснера, представлявшая собой смесь немецких взглядов на порядок и стабильность с позаимствованным у США уважением к бизнесу и внешнеэкономической и внешнеполитической открытостью. В Чили же правая политика сформировалась несколько иначе.

В развитие чилийской правой сделали свой вклад как военные, так и гражданские министры, и социологи-идеократы, и чисто технические специалисты.

Следует отметить, что носителями правой идеологии "до Пиночета" были движения Сопротивления, такие как Patria y Libertad, однако их концепции скорее сводились к правому антикоммунизму, в стиле "долой левацкий федеральный центр, долой налоги и экспроприации". Такие группировки оказывали активное сопротивление левым на своей земле и на улицах городов, но не имели четкой концепции и политической программы, которая могла бы заинтересовать широкие массы. Так или иначе, но чилийская правая оформилась только во время правления хунты.

Военное правительство (Junta de Gobierno) придерживалось двух разных точек зрения на развитие страны. Аугусто Пиночет, Хосе Торибио Мерино Кастро и Цесар Мендоса Дуран считали обязанностью правительства сохранять общественный порядок, а экономику планировали передать в руки гражданских. Наиболее последовательным сторонником свободной экономики был адмирал Кастро. В частности, он помогал гражданским экономистам в реализации новой чилийской экономики и участвовал в создании пенсионной системы. Густаво Ли Гусман, глава чилийских ВВС, напротив, считал, что нужно поставить экономику под контроль государства, перевести ее на военные рельсы и готовиться к тотальной войне с коммунистами, криптокоммунистами и перуанской армией, которая, как он считал, должна непременно напасть на Чили. Густаво Ли был поклонником европейского фашизма и планировал устроить в Чили нечто вроде милитаризированного государственного капитализма в стиле "третьего пути". Во время путча он начал было реализовывать свою программу - значительное число жертв записывается на совесть ВВС-ников, слишком рьяно начавших борьбу с марксизмом. Позже он был отстранен от власти и отправлен в отставку.

В конечном итоге идеологическую платформу для хунты разработал выдающийся правый интеллектуал Хайме Гусман Эррасурис. Он создал концепцию, которую назвал гремиализмом, или "гильдизмом". Вкратце ее можно описать так: партийность, "общественная политика" есть зло. Она сбивает человека с пути самореализации - семейной, экономической и трудовой. Партии как таковые не нужны. Не то, чтобы их надо запретить - скорее они должны стать чем-то вроде интеллектуальных клубов, формирующих концепции для государства, но не влияющих непосредственно на людей и не втягивающих их в партийные войны.

Власть в значительной мере децентрализируется и переходит к цеховым структурам-гильдиям - трудовым, предпринимательским и студенческим. Государство не может вмешиваться в эти структуры и их взаимоотношения - оно лишь защищает граждан от криминала и внешних врагов, а также поддерживает эту "цеховую" перестройку, оберегая людей от политической партийности, которую А.Пиночет называл politiqueria - "политиканство". Х.Гусман считал, что организации, подобные профсоюзам, должны выполнять роль интерфейса, промежуточной структуры между государством и гражданами, однако, будучи зараженными "политиканством", они перестали справляться с этой ролью, превратившись частично в паразитические структуры, частично - и вовсе в криминал. Гусман, кстати, был прав - чилийские левые профсоюзные активисты массово переходили в тергруппировки типа MIR и продолжали убивать людей и взрывать инфраструктуру на протяжении всего правления хунты. Члены MIR в конечном итоге убили и самого Гусмана в 1991м году, когда демократизации страны уже ничто не угрожало. Своей задачей Гусман и гремиалисты, будучи технократами и объективистами, видели возвращение всех организаций, промежуточных между гражданами и государством, к выполнению их прямых обязанностей, ради которых они создавались, а также органическое, идущее "снизу" объединение этих организаций в гражданские союзы, не позволяющие государству распускать руки. Кроме того, злейшими врагами человека и общества гремиалисты считали коррупцию и кумовство.

Подобных взглядов частично придерживалась испанская Фаланга - Франко и Примо де Ривера тоже терпеть не могли политические баталии, и реализовывали стратегию беспартийного общенационального примирения, невзирая на идейные разногласия. Однако испанские фалангисты так и не смогли выпустить экономику из-под контроля государства и не осуществили окончательный "рывок вправо", передав экономику в частные руки. В результате Фаланга предсказуемо превратилась в партию, а испанская экономика, хоть и пережив некоторый подъем, так и не произвела на свет "чуда", подобного пиночетовскому.

Гремиализм принципиально отличается от тоталитарных, левацких и правопопулистских концепций тем, что он настаивает на децентрализации и удалении государства вместе с его навязчивыми идеологиями оттуда, где ему быть не положено. Кроме того, Гусман с самого начала сотрудничества с хунтой заявлял, что передача власти гражданским властям - всего лишь вопрос времени. Экономически гремиалисты колебались от правых до крайне правых концепций, в общих чертах сводящихся к идее "свободный бизнес, минимум государства, социальная автономия и экономика, доступная каждому".

Чилийский лидер А.Пиночет симпатизировал идеям гремиалистов - в книге "Политика, политиканство и демагогия" он критикует партийность с позиций, близких к гусмановским, обвиняет партийные принципы в нечестности и призывает переосмыслить место человека и негосударственных организаций с практической, а не "политиканской" точки зрения.

Конкуренцию гремиалистам составляли прагматики в правительстве Пиночета, в том числе - влиятельный Серхио Харпа.

Убежденный антикоммунист, политик с многолетним стажем и профессиональный дипломат, Харпа был рациональным человеком. Идеи гремиалистов, которые уделяли пристальное внимание не только политическим, но и экзистенциальным, и религиозным вопросам, его не трогали. В 80х, находясь на посту министра внутренних дел, он провел либерализацию политической жизни, которая получила название "la primavera de Jarpa" - "весна Харпы", в результате чего в Чили вернулись диссиденты, уехавшие из страны после прихода к власти правительственной хунты. Кроме того, после "весны Харпы" появилась возможность организовывать политические партии. "Весна" также дала возможность проводить политические дебаты и открыто критиковать власть - в 80е в стране стали выходить всевозможные карикатуры на Пиночета и военное правительство. Харпа видел развитие правой политики в Чили менее элитаристским, чем гремиалисты, он неоднократно выражал симпатии к испанским фалангистам и считал, что "каждый имеет право на политику".

Гусман пытался сохранить "единство правых", создав партию Независимый демократический союз - UDI, одну из крупнейших партий в Чили по сей день, однако его план не удался - партия раздробилась, и планы гремиалистов свести политику к конкуренции интеллектуальных клубов при правительстве рухнули. К чести UDI, она продолжает отстаивать принципы невмешательства государства в функционирование меньших экономических субъектов; UDI также является весьма свирепо антикоммунистической, что особенно актуально в Чили - приоритетной для всевозможных левых политтехнологов стране. C другой стороны, излишняя религиозность многих партийцев отпугивает от Независимого демократического союза молодых избирателей.

Еще одной влиятельной правой группировкой были экономисты и технократы - знаменитые "Чикаго бойз", демонизированные донельзя леваками всех мастей. Многие думают, что это американские экономисты, приехавшие в Чили. Разумеется, это не так - режим Пиночета был очень национально ориентированным, периодически хунта включала "грингофобию", когда Чили подвергалась критике из Вашингтона, да и сами чилийцы не стали бы терпеть иностранцев на важных государственных постах.

"Чикаго бойз" - это люди, которые придерживались экономической концепции Чикагской школы, не более того. Они действовали не только в сфере макроэкономики, но и внедряли новейшие для своего времени технологии в сфере рекламы, торговых сетей и т.д. Достаточно подробно об этом пишет один из основных "чикагцев" и член UDI Х.Лавин в своей книге "Чили: тихая революция".

Представители этой группировки примыкали как к гремиалистам, так и к другим партийным группировкам; зачастую они вообще сохраняли политический нейтралитет, занимаясь исключительно экономическими вопросами.

Особенность развития правой идеи в Чили обусловлена рядом факторов:

1. В зародыше был задавлен популистский "национал-фашистский" подход. Это избавило Чили от угрозы провального "аргентинского сценария" и реальной диктатуры, вместо относительно либерального режима правительственной хунты.
2. Военное правительство сразу стало прислушиваться к советам профессионалов и не стало внедрять армейские порядки в общество, передав это право интеллектуалам, сведущим в социологии и экономике, получившим образование в гражданских университетах и участвовавших в гражданских инициативах.
3. Внутри правительства шла постоянная, но этичная интеллектуальная конкуренция различных групп, что привело к достаточно быстрой либерализации общественной жизни, в отличие даже от Парагвая, где режим Стресснера, при многих его положительных чертах, так и не смог отказаться от судорожной диктатуры, которая в конце концов утомила и народ, и даже соратников Стресснера, что привело к его свержению.
4. Хунта отдавала себе отчет, что военное правительство - временная мера. С 80х годов Х.Гусман разрабатывал концепцию нового гражданского правительства, которое взяло бы все лучшее от наследия хунты, но при этом было бы более открытым и свободным. В других странах режимы нужно было свергать, в Чили он отдал власть сам, как только народ заявил, что больше не хочет военного правительства.
5. Чилийские правые были правыми до конца - и экономически тоже. Эффективно работающая "экономика с минимумом государства", уход от национал-популизма и социалистических тенденций в итоге привели к "чилийскому чуду".

Китти Сандерс
Мецкаль Джонс

http://rln.fm/authors/kitty_s/1062-chiliyskaya-pravaya-istoki-i-osobennosti.html

1 комментарий:

  1. Наконец хоть кто-то вырывается за рамки голословных дискуссий и пишет хорошие, по-деловому информативные статьи!.. Побольше бы таких авторов.

    ОтветитьУдалить

Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru